Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

comment

Теология коронавируса

Если попробовать увидеть в эпидемии коронавируса богословский смысл, то он вполне очевиден: это наказание человечеству за атеизм. Слепая вера в собственные силы, во всемогущество науки, в то, что законы существования живых объектов давно поняты и изучены - разбилась о жестокую реальность. Про коронавирус понятно только то, что от него время время от времени умирают знакомые тебе люди.

Загадочная сезонность болезни, её фазы (5 и 9 - критичные дни), пути распространения, способы лечения, разнообразные последствия - всё оказалось завешенным плотным покровом тайны, перед которым усилия биологов оказались лишь жалкими потугами. "Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения".
comment

Европейская цивилизация

Прочёл биографическую книгу о Мартине Лютере, автор - французский католик Иван Гобри. Автор Лютера откровенно не любит, книгу можно назвать издевательством над главным героем. Но эти издевательства в основном носят строго документальный характер. Достаточно поцитировать письма Лютера, привести серию цитат из его трудов, из сочинений соратников, и ничего большего не потребуется. Рекомендуется всем любителям истории Европы.

И после этой книги некоторые мои смутные ощущения приобрели вполне отчётливый характер, так что стоит их перенести, т.с., на бумагу. Многие любят рассуждать о том, в чём именно заключается уникальность европейской цивилизации, создавшей наш мир. Существует вполне разумная точка зрения, что основа современного прогресса - расцвет науки. Но сама по себе фигура европейского учёного не является особенно уникальной. Многие важные научные дисциплины существовали и в Древнем Египте с Вавилоном, Греция и Рим дали нам замечательные примеры расцвета научных сообществ. Не очень понятно, чем же средневековая Европа оказалась лучше Римской империи. Почему здесь начался бурный научный прогресс, а в Риме со временем всё как-то затихло и захирело?

Чтобы предложить ответ на этот вопрос, опишем некоторую обобщённую общественную структуру. Во главе нашего общества находится условный хан, отдающий распоряжения. Есть солдаты, которые защищают хана и общество в целом, на них опирается ханская власть. Есть крестьяне, которые выращивают хлеб и кормят хана, солдат и себя. Есть женщины, которые возятся с детьми и выращивают будущих солдат и крестьян. Есть жрецы, которые распевают славословия хану и правильно хоронят умерших. Есть ремесленники, лекари и вообще много кто ещё. Чем сложнее общество, тем больше в нём разных узких и важных профессий. Такая структура вполне жизнеспособна, и непонятно, что могло бы помешать ей существовать тысячелетиями, постепенно меняясь и совершенствуясь. Мешают обычно соседи, такие же структуры, рассматривающие данное общество как еду.

Кого нет в этой логичной и завершённой схеме? Людей, профессия которых состоит в том, чтобы думать. Причём думать не о том, сколько сена положить корове или кого назначить городским судьёй, для этого специалисты там есть. Думать о более абстрактных вещах, не имеющих прямого практического значения. Например, обладает ли человек свободой воли. Почему их нет, примерно понятно: потому что такие люди это паразиты. Вместо того, чтобы служить хану и укреплять его власть, они заняты чёрт знает чем и при этом желают есть три раза в день. В рационально устроенных обществах с паразитами борются. Время от времени научные сообщества возникают, но их появление кажется какой-то случайностью. Паразитов быстро берут к ногтю и заставляют заниматься чем-то полезным: прогнозировать разливы Нила, высчитывать даты затмений или учить детей аристократов. В результате создаются отдельные технологии, зачастую весьма тонкие и нетривиальные, но сами учёные при этом превращаются в персонал, обслуживающий эти технологии, то есть в ещё одну разновидность ремесленников.

Известный расцвет науки в Древней Греции, по-видимому, был связан с некоторым локальным скачком материального изобилия, основанном на новых военных технологиях и как следствии на обильном притоке рабов. Империя Александра Македонского как раз была наглядной иллюстрацией этих технологий. Как-то возникла идея, что благородному человеку, на которого трудится отряд рабов и рабынь, стоит тратить своё время не на перетрахивание этих рабынь по очереди, а на размышления о сути вещей. Это привело к невиданному ранее расцвету науки, и изначальный импульс действовал ещё долгие века, но само изобилие, как обычно, быстро сошло на нет. Римская империя была намного мощнее и богаче Греции, но свои ресурсы предпочитала тратить на более полезные вещи. Вместо экспоненциального роста научного знания началось окостенение, бесконечное тиражирование и многовековая шлифовка деталей.

Средневековая же Европа, в целом очень бедная и невежественная, разительно отличалась от нашего ханства наличием ещё одного сословия - многочисленных монахов. Они жили в монастырях и кормились за счёт богатства Римской церкви. Обычные жреческие функции они тоже исполняли, но монахов было слишком много. Для того, чтобы крестить детей, петь на мессах и отпевать покойников, столько людей не требовалось. Фактически в христианской Европе возник принципиально новый, ранее не существовавший общественный слой - люди, которых общество кормит, не требуя взамен почти ничего, кроме исполнения обетов и благочестивых размышлений.

Конечно, эти монахи в большинстве своём имели мало общего с учёными древней Греции. В основном это были невежественные, часто малограмотные люди. Но поскольку их было очень много, в их среде возникло и многочисленное сообщество начитанных и неплохо соображающих богословов. Они изучали древние тексты, спорили друг с другом и при этом ни перед кем не отчитывались. Это была самостоятельная духовная власть, материально не зависящая от власти светской. Через некоторое время это привело к слому древней ханской парадигмы. Новое сословие получило права, освящённые многовековой традицией.

Кроме того, трудами этого сообщества было создано то, что мы сейчас называем высшим образованием. В средневековье это было в первую очередь религиозное образование, но сама идея, что аристократам полезно в молодости послушать лучших представителей новой корпорации (а не наоборот), оказалась очень плодотворной. Можно сказать, что наша цивилизация это монастырская цивилизация. Создатели науки Нового времени не были монахами, но они явно принадлежали к этой среде. Галилей собирался стать священником, Декарт, Ньютон и Лейбниц писали богословские труды, это было нормой. Ещё в XX веке научные сообщества чем-то сильно напоминали религиозные секты.

И античное наследие, и традиции сложных дискуссий в иудаизме тоже что-то внесли сюда, но сами по себе они явно были далеко не столь плодотворны. Монашество опиралось на прочную финансовую базу, который не было больше нигде. То же самое могло произойти в Византии, но она погибла в схватке с Азией, и в последние века была истощена этой борьбой. То же самое отчасти касается и России, после монгол она надолго осталась страной-инвалидом. Но эта стена сохранила христианскую Европу.

У фантаста Нила Стивенсона, к слову, есть замечательная книга "Анафем", как раз про монастырскую науку.
comment

Орда-4

Из всего этого можно вывести ещё одно любопытное следствие. Пусть предельно схематично история УССР выглядит так: изначальное славянское население Киевской Руси, проиграв войну степнякам, было вынуждено уходить на север и восток, спасаясь от истребления. В Западной Украине дела обстояли получше. Через некоторое время территория начала заселяться вновь, переселенцами из разных мест, и при этом население состояло из двух слоёв: полу-татарской "казацкой" правящей верхушки и славянских земледельческих низов. Язык получившейся смеси остался русским с диалектными особенностями. Позже на эту картину наложился ещё период польского господства, с новой сегрегацией на пришлую шляхту с теми же полу-татарскими корнями и холопскую массу.

И вот теперь мы из этого материала должны вылепить героическую историю "древней украинской нации", с непрерывной чередой правителей от Владимира Крестителя до Владимира Зеленского. Как это возможно? Понятно, что в первую очередь за счёт безудержной фантазии сочинителей. Ничего, кроме издевательских интерпретаций малочисленных и мутных источников и политически грамотных выдумок там не будет. Если достаточно умный человек познакомится в школе с подобной конструкцией, единственное, что у него в итоге останется - глубокое презрение к историкам и истории вообще.

Ergo, Алексея Тимофеевича Фоменко, родившегося в Донецке и закончившего школу в Луганске, можно рассматривать как жертву украинской истории в её советском, особенно смачном исполнении. Которая в итоге вернулась к нам в виде "Новой хронологии". Кажется, один из первых её тезисов состоял в том, что Орда и Русь на самом деле были одним государством. Если в этом тезисе заменить Русь на казаков, то получится нечто близкое к правде.

Отчасти это и к Д.Е.Галковскому относится с его частично украинскими корнями. Но история Московского царства, например, по сравнению с украинским винегретом проста и пряма, как штык, там почти нечего прятать или переиначивать. Бывает и такое на свете.

Меня, к слову, всегда смущали истории о некоей древней православной общине "запорожских козацких рыцарей". Христианство знает две главные формы человеческих поселений: обычные сёла и города, а также монашеские общины. Чтобы последние могли нормально существовать, собладаются некоторые традиционные правила: строгая аскеза, отсутствие женщин, подчинение духовным наставникам. История запорожцев даёт нам в этом смысле какой-то удивительный третий вариант: весёлое собрание "православных воинов", с выпивкой, грабежами и отсутствием семей. По-видимому, это всё та же туфта, присущая всей местной истории. "Хохлы", кстати, этот как раз про них. Обычные украинские крестьяне носили бороду и самую обычную шевелюру.

Древние упоминания о христианстве в истории запорожцев могли быть просто политической ориентацией. Либо ты союзник Крыма, либо Польши, либо противник тех и тех, и тогда играешь за партию "защитников православия". В истории войн Б.Хмельницкого есть замечательный эпизод, когда его казаки выдавали себя за татар, чтобы безнаказанно ограбить местную церковь. Внешнее сходство сильно облегчало дело. Но со временем они заметно христианизировались.

P.S. Добавим на всякий случай послесловие. Уважаемый читатель! Если у тебя нет времени на медленное, внимательное и вдумчивое (!) чтение постов в этом ЖЖ (такое случается), тебе хочется быстро пробежаться глазами по тексту и извлечь из него что-нибудь скандальное, пожалуйста, обрати внимание на приведённый пример украинца А.Т.Фоменко. Он не является ни монголо-татарином, ни азиатским дураком, неспособным к рефлексии, ни украинским националистом. Это прекрасный математик, отличный писатель и вообще очень умный человек. Его проблемы - это не проблемы неправильного генотипа, а проблемы советско-украинской культуры, носителем которой он невольно стал в силу места рождения и воспитания (а до этого те же проблемы были у его родителей и т.д.). Культура является сложной (!) темой для обсуждения, допускающей широкие вариации и дискуссии. При этом приводимые конкретные факты, конечно, подлежат строгой критике.
comment

УПЦ (МП)

Что ни почитаешь про Украину - вроде всё безнадёжно плохо, особенно в моральном смысле. И на этом фоне всеобщей разрухи - спокойное, трезвое и исполненное достоинства заявление Украинской православной церкви. Не очередная злобная клоунада, к которым мы все давно привыкли, а голос пастырей угнетаемой государством Церкви:

"Констатируем, что идея преодоления церковного раскола в Украине путем предоставления Томоса об автокефалии неканоническим церковным группировкам (“УПЦ КП” и “УАПЦ”) оказалась ложной. Ни одна из Поместных Православных Церквей не признала этого незаконного деяния Константинопольского Патриархата".
https://rusvesna.su/news/1554311809

Звание древнего духовного центра Руси чего-то всё же стоит.
comment

К годовщине 9 января 1905 года

Познавательный документ. Это церковное послание, но не с абстрактными пожеланиями "благорастворения воздухов", а с обсуждением некоторой критически важной проблемы. Россия уже год воюет, дела идут плохо, а начавшиеся забастовки в промышленных центрах угрожают воткнуть фронту нож в спину. Страна проходит через критический рубеж, после которого будет катится только вниз, но авторы послания об этом ещё не знают и делают то, что могут. Пишут, что автор текста К.П.Победоносцев.

БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ СВЯТЕЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СИНОД ВОЗЛЮБЛЕННЫМ ЧАДОМ СВЯТОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ВСЕРОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ


Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми вами.

Великим бедствием посетил Господь наше дорогое Отечество. Вот уже скоро год, как Россия ведет с язычниками кровопролитную войну за свое историческое призвание насадительницы христианского просвещения на Дальнем Востоке, за честь и достоинство, поруганные неожиданно-дерзким нападением врага. Как ни отклонял от себя эту войну исполненный миролюбия, благочестивейший Государь наш, но война была навязана России. Тяжкое испытание Божие надлежало бы принять всем с сознанием своих грехов, с чувством покаяния, в смирении пред неисповедимыми путями промысла Божия о России. Но многие, в своей гордости и самонадеянности, думали легко и скоро победить врага.

И вот начинаются тягчайшие испытания нашей веры, нашего смирения.

Collapse )
comment

Раскол с Константинополем

Отношения с Константинопольским патриархатом по-хорошему нужно было разрывать в 1965 году, после снятия анафем с Римской Церкви. Стремление заметать проблемы под коврик ничем хорошим в итоге не закончилось. Конечно, РПЦ в тот момент была не в том состоянии, чтобы делать громкие заявления.
comment

Двенадцать стульев

Трудно оспорить тот факт, что в своё время на свете жили советские журналисты Илья Ильф и Евгений Петров, а в Советском Союзе были изданы "Двенадцать стульев" и "Золотой телёнок". Существует также много аргументов в пользу того, что эти журналисты и были их авторами, начиная с фамилий на обложке.

Могли ли они действительно написать эти книги? Вообще говоря, почему бы и нет. Русский язык знали хорошо, жили в подходящем месте в подходящее время, писали фельетоны в газетах, то есть были профессиональными юмористами (газеты, правда, были советские). Странно было бы утверждать, что не могли. Проблема состоит в том, что они написали ещё кое-что. На днях дочитал "Одноэтажную Америку", если кратко подитожить, то книга интересная, читается легко и про США узнаёшь много нового. Увы, поверить в то, что её авторы написали 12С и ЗТ так же легко, как в то, что "Анну Каренину" на самом деле написал Н.А.Некрасов. Поцитируем немного.

"В свете луны стальная вершина "Эмпайра" казалась покрытой снегом. Душа холодела при виде благородного, чистого здания, сверкающего, как брус искусственного льда. Мы долго стояли здесь, молча задрав головы. Нью-йоркские небоскребы вызывают чувство гордости за людей науки и труда, построивших эти великолепные здания."

Это про Нью-Йорк. От достижений Людей душа у авторов холодеет, как советскому человеку и положено.

"На сцену вышел толстый мальчик с банджо. Он независимо уселся на эстраде и стал щипать струны своего инструмента, изо всей силы отбивая такт ногами в ковбойских сапожках. На публику он смотрел высокомерно, и сразу было видно, что людьми он считает только ковбоев, а всех остальных - просто трухой".

А это юмор, знаменитый юмор авторов "12 стульев". В этом месте нужно смеяться.

"Стоя на вершине одного из самых прекрасных сооружений нашего века, о котором доподлинно известно лишь то, что оно неизвестно кем построено, мы говорили о славе в Соединенных Штатах. Слава в этой стране начинается вместе с паблисити. Паблисити же делают человеку только тогда, когда это кому-то выгодно. Кто пользуется в Америке действительно большой, всенародной славой? Люди, которые делают деньги, или люди, при помощи которых делает деньги кто-то другой. Исключений из этого правила нет. Деньги!"

Это сарказм, авторы обличили антинародную сущность капитализма.

"В основе жизни Советского Союза лежит коммунистическая идея. У нас есть точная цель, к которой страна идет. Вот почему мы, люди, по сравнению с Америкой, покуда среднего достатка, уже сейчас гораздо спокойнее и счастливее, чем она ... Америка не знает, что будет с ней завтра. Мы знаем и можем с известной точностью рассказать, что будет с нами через пятьдесят лет. И все-таки мы можем очень многому научиться у Америки."

И указали на достижения социализма. Через 50 лет, к слову, наступил 1985 год.

Несомненно, цитаты подобраны тенденциозно, но позволяют почувствовать, почему о двух лучших книгах И.Ильфа и Е.Петрова знают все, а всё остальное знакомо только узким специалистам. Разве что знают ещё "Одноэтажную Америку", наполненную массой интересных фактов о США 30-х годов. Одно из ясных ощущений от текста - что авторы просто не особенно умные люди, с искренними коммунистическими убеждениями и подчёркнутой враждебностью к религии. Автор 12С и ЗТ обладал острым и едким умом и чувством юмора, поверить в его коммунистические идеалы тяжело, и в текстах не чувствуется особенной антирелигиозности. Д.Е.Галковский писал, что основным автором был М.А.Булгаков. Все трое хорошо знали друг друга и, вообще говоря, могли в конце работы редактировать уже готовый текст по очереди.

К слову, насчёт антирелигиозности и отца Фёдора. Когда в далёком советском детстве я читал эти книги, это было просто смешно. Позже в молодости мне стали близки взгляды И.Р.Шафаревича: "это отнюдь не забавное высмеивание пошлости эпохи нэпа. ... Действие их как бы протекает среди обломков старой русской жизни, в романах фигурируют дворяне, священники, интеллигенты — все они изображены как какие-то нелепые, нечистоплотные животные, вызывающие брезгливость и отвращение. Им даже не приписывается каких-то черт, за которые можно было бы осудить человека. ... Такие существа не вызывают сострадания, истребление их — нечто вроде весёлой охоты, где дышится полной грудью, лицо горит и ничто не омрачает удовольствия".

Но если автором действительно был Булгаков, то для него они могли выглядеть как предатели. Воробьянинов, Лоханкин и о.Фёдор - это дореволюционные либералы, низовая интеллигенция и антимонархическое духовенство, сначала валившие Империю, а потом пошедшие на службу к большевикам. Издеваясь над ними, он немного отвёл душу и заодно написал два текста, воспринятые молодой советской культурой на ура. Что ей в конечном итоге не очень-то помогло.
comment

Византия-5

Коль скоро то, что мы сейчас называем Западом, образовалось на территории Западной Римской империи, кажется логичной идея, что его нужно рассматривать как её естественного преемника. По-видимому, эта идея никуда не годится. Уничтожение Империи означало не просто смену власти, а полную замену всего верхнего и образованного слоя на пришлых завоевателей. Лангобарды, завоевавшие Италию, в течение долгого времени рассматривали местное население как низшее сословие, не желая смешиваться с ним. Разумно было бы заключить, что современная итальянская культура - наследница не столько древних римлян, сколько именно лангобардов, то есть германских варваров, которых тогда очень мало интересовали античные достижения. Что хорошо объясняет режущую глаз разницу между Италией и древним Римом.

То же самое касалось и всей остальной Европы. По Англии волны завоевателей прокатывались трижды, и каждый раз это сопровождалось уничтожением верхушки общества, т.е. носителей предыдущей культуры. Новой варварской знати всегда были нужны земли, крестьяне и оружие, а не побеждённые враги, пытающиеся чему-то их учить. Разве что в качестве шутов. Франция получила своё имя от одного германского племени. Вообще, эти племена могли оказаться в итоге столь успешными просто потому, что римские работорговцы не смогли до них дотянуться, по чисто географическим причинам.

И если окинуть одним взглядом, что собой представляла история Западной Европы после этого, то сходство с конгломератом уголовных кланов кажется поразительным. Эти небольшие государства веками занимались непрерывной резнёй, иногда создавая рыхлые союзы, которые быстро распадались. Непрерывная война всех против всех и стала колыбелью современной западной культуры, в отличие от давно забытой и никому не интересной в те времена античности.

Если же нас интересуют реальные наследники Римской империи, её культуры и накопленного исторического опыта, то это будет именно Византия и сфера её наибольшего культурного влияния. Причём это был не только опыт расцвета, завоеваний и потоков почти бесплатных рабов, но и опыт слабости и умения выживать своими силами, не высасывая жизнь из окрестных народов. И хорошо известно, кто оказался в центре этой сферы после гибели Византии.
comment

Византия-3

Сколько ни ругай Фоменко, проблема от этого не исчезает: изучение истории до XV века вызывает ясное чувство, что за расцветом цивилизации в Древней Греции и Риме последовал 1000-летний упадок какой-то неясной природы. Идея, что этих 1000 лет вообще не было, а все исторические вычисления порождены ошибками в документах и ложными интерпретациями, красива, логична и многое объясняет.

Увы, оснований верить ей слишком мало. Если она и верна, это требует каких-то на порядок более основательных аргументов, чем те, которые приводят новохронологи. Возможно, правильный ответ состоит в том, что Средние века, с 500 по 1500 годы, это период естественного развития человечества, со всеми его проблемами, а неожиданный расцвет предшествующего времени - результат того, что Древняя Греция и Рим были самыми людоедскими в истории цивилизациями, настолько хорошо научившимися выжимать жизненные соки из окрестных народов, что получили беспрецедентные ресурсы для развития.

Как писал Марк Порций Катон, всегда нужно продавать «старых быков, больной скот, хворых овец, старые повозки, железный лом, старого раба, больного раба и вообще всё ненужное».

Кажется поразительным, что Римская Империя в итоге оказалась христианским государством, а для греков православие стало символом национальной идентичности. Когда мы говорим, что наша цивилизация является наследником древнеримской, полезно понимать, что та древняя цивилизация (не будем говорить добровольно, но каким-то образом) перешла от всех своих блестящих и славных традиций к странноватому и не особенно блестящему христианству.
comment

Византия-2

Поэтому христианская программа общественного прогресса в некотором смысле всегда выглядит одинаково: если двигаться в направлении, где ненависти в обществе будет становиться поменьше, а корысть хотя бы не будет всеобъемлющей и подавляющей, оставляя место и для любви, то уже хорошо. О полном выполнении этой программы на практике говорить не приходится, но для христианских проектов это обычное дело.

При этом существует состояние общества, когда странно было бы говорить и о начале этой программы. Конгломерат уголовных банд и территорий, с которых они кормятся, может подолгу находиться в состоянии равновесия: все ресурсы, которые банда может получить, тратятся на оружие, найм и тренировку новых бойцов и лечение раненых. Как только какая-то банда проигрывает гонку, её уничтожают. И сами боевики, и подвластное им население живут в постоянном страхе за жизнь и имущество. Любая попытка заняться благотворительностью является в таком обществе смертельно опасной растратой драгоценных ресурсов, а любой материальный достаток жителей - знаком того, что с них можно выжать ещё пару долларов. Любовь может существовать внутри семьи, где она обитает всегда, но должна прятаться и поменьше мозолить глаза окружающим.

Такой строй можно было бы назвать дьявольским, если бы он не был столь широко распространён. В некотором смысле это базовое, исходное состояние человечества. Идея о повреждении человеческой природы грехом оказывается тут весьма красочно проиллюстрированной.

Один из ответов на вопрос о том, как мы можем уйти от этого замечательного порядка, заключается в слове "империя". Обширное и мощное государство, способное подавить почти любую банду и высвободить ресурсы для чего-то ещё, кроме ежедневной борьбы за существование, оказывается естественным способом избавиться от кошмара войны всех против всех. У людей появляется время и силы на то, чтобы хотя бы начать думать о нравственных проблемах.

Логично, что историческое христианство всегда питало слабость к империям.