Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

comment

17 июля

Продолжая славную традицию, заложенную К.А.Крыловым, спросим и в этом году: кто же всё-таки сбил Боинг над Донбассом в июле 2014 года? Нет ли каких-либо официальных сообщений на этот счёт? А то мы уже 7 лет переживаем.

Граждане правых взглядов в этот день дружно вспоминают гибель Царской Семьи, не останемся в стороне и мы. Семью, как известно, расстреляли большевики. А кто были эти большевики? На наши деньги - в первую очередь западники. Связанные с западной социал-демократией, Марксом и Лассалем, Фурье и Сен-Симоном как младенец с матерью, ритмично содрогающейся пуповиной.

Но что же такое тогда Запад, заочно (а может быть и не заочно) вдохновивший большевиков на их зверства? Вот как раз для ответа на этот вопрос размышления о сбитом Боинге могут очень пригодиться.
comment

К русским националистам-2

В прошлом посте присутствовал тезис "ярлык русских националистов наклеили вам на лоб ваши враги", который вызвал некоторые вопросы у читателей. Добавим к нему пару комментариев. Так сложилось, что человек, начинающий рассуждать на русские темы, иногда оказывается носителем разных экзотических взглядов. То ему кажется, что самих русских вообще не существуют, что это этнос-фантом, то он существование русских в принципе признаёт, но призывает поменьше вспоминать о национальных вопросах и поскорее перейти к делению людей на хороших и плохих, и т.п.

Поэтому отметим на всякий случай, что русские - народ несомненно существующий, как и многие другие народы, со своей довольно сложной и своеобразной историей. В частности, реальность и осязаемость этой истории придаёт тот факт, что у русских есть многочисленные враги, рассматривающие их как некую общность. Например, немецкие нацисты были такими врагами. Они полагали, что русских слишком много, что они проживают на территории, которая по праву должна принадлежать другим, более приличным людям, и что эту ситуацию нужно решительно поправить. Это пример тривиальный, но есть и много других, более интересных примеров.

Чем хорош термин "русские националисты" для этих врагов? Тем, что он позволяет собрать в один загон множество людей с очень разными взглядами, а потом бить по ним всем сразу. Там оказываются и скинхеды, избивающие мигрантов, и люди, обеспокоенные криминальным разгулом этнических мафий, и патриоты самого разнообразного вида. Часто туда автоматически попадают все поклонники дореволюционной России. Интересуетесь творчеством славянофилов XIX века? Так вы, батенька, получается, русский националист? А ведь скинхеды тоже русские националисты. Вы, наверное, завтра наденете берцы с белыми шнурками и пойдёте беременных таджичек по животам пинать. А за такое нужно ответить по всей строгости закона, и желательно превентивно.

В такой издевательской формулировке это звучит как детсадовская разводка, конечно, но на практике неплохо работает. Причём эта машинка с одинаковым успехом жужжит и в головах правоохранителей, и у самих "русских националистов", которые начинают сами себя побаиваться, вступивши в столь брутальную компанию. Понятие русского национализма оказывается здесь картонной дурилкой, которая самим русским ничего кроме вреда не приносит, зато приносит много пользы разным другим людям.

Ну и, конечно, нужно что-то сказать про К.А.Крылова. Я думаю, что национализм был для него в первую очередь политическим брендом, который вроде бы сулил какой-то успех. В политике много конкурентов, среди них надо чем-то выделяться, а отсутствие выигрыша по определению означает разгромный проигрыш. Возможно, ему казалось, что национализм окажется работающим проектом. Хорошему писателю простительно жить наполовину в воображаемом мире. Суровая практика, однако, заметных политических успехов движения не продемонстрировала.

Возможно, здесь присутствовали и исторические причины. 90-е годы были временем жестокого национального унижения для русских, и экономического, и политического, и одновременно временем расцвета окраинных национализмов. Людей, пишущих на эти темы, было много, но Крылов отчётливо выделялся среди них именно критикой соседских национализмов, плавно переходящей в едкий и издевательский сарказм (такие взгляды уместно было бы называть антинационализмом). На фоне многочисленных и часто довольно унылых патриотов это выглядело очень свежо и нетривиально. Но эта критика постепенно перешла в какое-то поклонение той силе, на которую вроде бы была направлена.

Вообще, внутренний мир Крылова слишком сложен для внешнего наблюдателя. Чрезвычайно непросто понять, где заканчивались его внутренние взгляды и убеждения и начинались искусственные конструкции, возводимые по политическим соображениям, или вообще по долгу службы. Некоторое время он был работником спецслужб, и возможна версия, что "на лыжню" его изначально поставили именно там. Позже он очевидно порвал со спецслужбами, сделавшись ярким критиком режима и попав, как известно, даже под суд и приговор.

Крылов как-то писал, что слова нужны, чтобы программировать самого себя, и это на самом деле неплохая мысль.
comment

К русским националистам

Этот ЖЖ был создан в 2006 году, статистика говорит, что за это время я написал около 15.000 комментариев, примерно по 3 в день. Изрядная часть этих комментариев - беседы с разного рода людьми, которых обобщённо можно назвать русскими патриотами. Я неглупый человек, и за 15 лет методичного чтения довольно однообразных и далеко не всегда глубоких текстов и их обсуждений могу же в конце концов что-то понять. Последние годы часть обсуждений перекочевала в ФБ и в статистику не попала.

Если формулировать максимально кратко, то: граждане, вы кто угодно, только не русские националисты. Чего именно вы хотите? Может быть, лишить татар права голосовать на выборах, как это успешно проделали прибалтийские (натуральные) националисты в своих странах? Нет, это не так. Может быть, запретить представителям нетитульной национальности занимать гос. должности (в конце поста можно посчитать число славянских имён в правительстве Казахстана)? Нет, это не так.

Может быть, вы считаете себя националистами, потому что выступаете против массового притока мигрантов? Но любой здравомыслящий человек хорошо понимает, какие проблемы несёт с собой неограниченный приток иноязычного и инокультурного населения. Чтобы он помалкивал об этом, ему требуется качественная и продолжительная обработка мозгов по специальной технологии. Чтобы протестовать против мигрантов, не обязательно быть националистом, достаточно иногда уметь складывать 2 и 2.

Может быть, вы националисты, потому что интересуетесь дореволюционной историей России и даже (случается и такое) в чём-то гордитесь ею? Трудно представить себе что-то более естественное, чем интерес к истории своего народа. Это не имеет к национализму прямого отношения.

В общем, националисты из вас как пули из твёрдых физиологических отходов. Этот ярлык наклеили вам на лоб ваши враги. Кто-то из них ненавидит вас, кто-то презирает, кто-то отрабатывает зарплату, кто-то питает и исследовательский интерес. Но все они совершенно не заинтересованы в том, чтобы вы адекватно представляли себе своё реальное место в мире.

Дореволюционная Россия представляла собой один из основных путей развития человечества, и этот путь был грубо и безжалостно уничтожен. Ваши взгляды это обычно некие осколки того пути, разной степени сохранности и качества. Возможно, понимание этого факта может что-то поменять в этом мире.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Состав правительства республики Казахстан в первой половине 2021 года (из Википедии). Можно заметить, что в списке, как по нормативу, присутствует одно русское имя и одно украинское. На момент распада СССР этнические казахи составляли в Казахстане меньшинство населения.

1. Аскар Мамин (премьер-министр)
2. Алихан Смаилов
3. Ералы Тугжанов
4. Роман Скляр
5. Мухтар Тлеуберди
6. Галымжан Койшыбаев
7. Нурлан Ермекбаев
8. Ерлан Тургумбаев
9. Ерулан Жамаубаев
10. Аида Балаева
11. Сапархан Омаров
12. Марат Бекетаев
13. Асхат Аймагамбетов
14. Алексей Цой
15. Серик Шапкенов
16. Бейбут Атамкулов
17. Актоты Раимкулова
18. Бахыт Султанов
19. Асет Иргалиев
20. Багдат Мусин
21. Магзум Мирзагалиев
22. Нурлан Ногаев
23. Юрий Ильин
comment

Паскаль Буайе-3

Говорят, что у Ильназа Галявиева, расстрелявшего школьников в Казани, было какое-то заболевание мозга. В любом случае, такую голову нормально работающей не назовёшь. Что-то случилось, культурные и этические надстройки были отброшены, и из человека выперла животная основа, отправившая его чистить окрестности от "биомусора". Полезно отметить, что стрелки такого рода - всегда мужчины, и они никогда не пытаются напасть на ближайшее отделение милиции или воинскую часть. Их сознание с математической точностью выбирает тот "биомусор", который в наименьшей степени способен оказать сопротивление, и с которым они при этом некоторым образом конкурировали. Жертвами становятся ученики тех школ или колледжей, где они учились.

Возможно, при этом у человека запускается некоторая базовая биологическая программа, с которой он не справляется. Если конкуренты слабее тебя и не смогут сопротивляться, убей их. Если опасность сопротивления велика, убегай. Остатки сознания способны только как-то рационализировать эту программу, иногда довольно причудливым образом. У обычного человека эта основа скрыта столь глубоко, что он вообще её не замечает.

Опираясь на эту идею, можно сделать, например, максимально пессимистический прогноз по нынешней американской общественной кампании. Тетешканье и разгуливание чёрного расизма и разнообразных местных национализмов приведут отнюдь не к некоему чаемому "выравниванию возможностей", но к глубокому расколу общества, который может похоронить единое государство. Вы освободите людей от моральных стопоров, которые долго и упорно возводились, и получите ревущую толпу (собственно, она уже и была, но пока в умеренных масштабах). Тут нужно делать что-то другое.

Если подитожить схему палеолитического периода истории человечества, то эволюционистам стоит признать, что человека сделал из обезьяны не некий "труд", а изобретательное и методичное, насчитывающее сотни тысяч лет, истребление себе подобных. Занятие, весьма способствующее ускоренному развитию. Но я не эволюционист, а этот пост больше посвящён истории религии.

Казалось бы, нет ничего проще, чем применить эволюционный метод к этой истории. Давайте посмотрим, каковы религиозные представления у примитивных народов, потом оценим, какие из них дают им эволюционное преимущество, и получим простое объяснение результата, которым история закончилась. Увы, метод в данном случае работать решительно не желает: того, что мы привыкли называть религией, у этих примитивных народов не наблюдается вовсе. Они в некотором смысле поголовные атеисты.

Если же всё-таки попытаться найти то общее, что связывает их всех, грубо говоря, с нематериальным миром, то это будет вера в то, что человек никогда полностью не умирает. Люди верят, что их предки продолжают где-то существовать, и иногда могут как-то взаимодействовать с ними. Чисто эмпирически, это и есть единая общечеловеческая религия.

К слову сказать, с точки зрения ТЭ этот эффект не имеет хорошего объяснения. Пусть у нас есть две группы, одна считает, что её мёртвые предки действительно умерли, а вторая - что они умерли не совсем. Какая из них будет более успешно бороться за выживание? Никакого ясного ответа на этот вопрос не просматривается, и разумно выглядит идея, что первая способна более реалистично оценивать действительность. Чем меньше тумана в голове, тем лучше для дела. В этом смысле ТЭ склонна оценивать примитивные религиозные представления как некий вывих мозга, побочные издержки появления разума.
comment

Паскаль Буайе-2

Стоило мне в прошлом посте похвалить историков, как в ФБ набежала толпа историков пришёл историк Александр Немировский и подверг текст суровой критике, охарактеризовав концепции Буайе как "фантастические". При этом он ещё не до конца вчитался в текст и не совсем разобрался, где там тезисы самого Буайе, а где вольные авторские комментарии. Кто-то мог бы подумать, что после такого следует начать ругать историков. Но это не наш метод.

Вместо этого кратко прокомментируем возражения к посту. А.Немировский отметил, что тезисы о непрерывном смертоубийстве не подтверждаются опытом наблюдения за современными отсталыми народами. В ЖЖ ivanoff272 то же самое высказал в отношении животных.

Отметим, что у подавляющего большинства животных, в том числе у хищников, существует тонко настроенный баланс между средствами нападения и защиты. Это относится и к особям одного вида, и разным долго соседствующим видам. Волк не может незаметно подобраться к другому волку и прикончить его одним ударом. У волков отличный нюх, очень неплохой слух, и приближение противника они наверняка почувствуют. После чего между ними начнётся драка, в которой скорее всего тяжело пострадают обе стороны. Поэтому постоянные серьёзные битвы друг с другом животным крайне невыгодны, одно из них гибнет, а второе теряет столько условного здоровья, что тоже оказывается на грани гибели. Комментарии к этому в духе ТЭ каждый читатель может сделать самостоятельно. Всякого рода внутривидовые поединки носят в первую очередь демонстративный характер.

То же самое касается и общин эпохи неолита. Земледелие порождает деревни, а деревня это много людей, может быть, сотня взрослых мужчин. Одна деревня не может внезапно напасть на другую: кого-то они убьют, но основная масса начнёт драку, и итог будет таким же - тяжёлые потери у обеих сторон, да ещё и с неясным победителем. Войны между крупными племенами проходят по другим правилам, и местная этика не может их не учитывать.

Но, по-видимому, группы древних охотников не включали в себя сотни мужчин, скорее десяток. А оружие и разум резко нарушают упомянутый баланс. Против копья, пущенного из кустов тебе в спину сильной и опытной рукой, у человека нет практически никакой защиты. В такой ситуации напавший первым, например, из засады получает все козыри, внезапный удар может обеспечить ему подавляющее численное превосходство и почти гарантировать победу. Если же атака захлёбывается, то у владеющего инициативой нападающего намного больше шансов отступить с минимальными потерями.

Могла ли у древних малых групп существовать этика мирного сосуществования? Могла, конечно, почему бы и нет. Но у групп с такой этикой шансов на выживание было намного меньше. Нарушитель моральных норм немедленно получал супер-приз и не нёс никакого наказания, прокуроры в джунглях не водились. Логика и общие законы биологии вполне однозначно характеризуют единственно возможную реальную этику в такой ситуации. Современные племена всё же живут в эпоху пост-неолита и могут иметь какой-то культурный багаж за плечами. Мелкие группы охотников находятся в стадии вымирания, малочисленны и, скорее всего, мало конкурируют друг с другом. Более удачной моделью были бы криминальные городские банды, но они тоже часто стремятся к неолитической многолюдности.

Может ли у человека существовать анти-биологическая этика? Определённо может, но она даже в наше время далеко не всегда оказывается массовой. Если она была широко распространена среди древнего человечества, это должно ставить эволюционистов в некоторый тупик. Но скорее всего именно это является фантастикой. Крупная группа, методично истребляющая или хотя бы угрозами изгоняющая более мелких конкурентов, обеспечивала себе безопасность и обширную кормовую базу, т.е. оптимальные условия для спокойной жизни и активного размножения. Про полезность рабства в те времена вопрос спорный, конечно.

И ещё, я не археолог, и не совсем понимаю аргумент про останки. Какие именно кости достаются учёным для изучения? Если одна группа вырезала другую, едва ли она будет возиться с погребением. Глубокие могилы вообще довольно позднее явление. Скорее всего, она просто бросит тела и уйдёт. После чего они достанутся хищниками, падальщиками и т.д. Кости изгрызут и растащут. Много ли там останется для исследования? Скорее всего, археологи изучают костяки людей, погибших в более мирной обстановке.
comment

Паскаль Буайе

Маркс в своё время утверждал, что ранее философы лишь различным образом объясняли мир, а теперь пришла пора изменять его. Как хорошо у марксистов получилось изменить мир, мы все примерно представляем. Но стоит отметить, что с объяснением мира дела всегда обстояли столь же прискорбно. Неплохо объясняется неорганика, органика похуже, а социальная реальность - материя столь сложная, что что-либо кроме позора на выходе получается нечасто. Т.Гоббс с "войной всех против всех" или Руссо с "благородным дикарем" хороши как этапы истории человеческой мысли, но по части достоверных связей с социальной реальностью всё это, честно говоря, мусор. От гор похожего мусора, канувшего в Лету, он отличается только повышенным качеством и относительной известностью. Это не обязательно означает, что авторы были какие-то дураки, но разум у познающего всего один, а социальная ткань создаётся тысячами разумов, и сложность познаваемого объекта может оказаться слишком высокой.

Из всего гуманитарного знания приличнее всего выглядит классическая история, которая особенно не пытается ничего объяснять, а аккуратно записывает наблюдаемые факты и затем систематизирует записи. Филология в этом смысле это история языков.

Но ученье свет, учёных тьма, и не может же эта тьма бесконечно терпеть позор, производимый ею вместо света. Прочёл вот познавательную книжку "Анатомия человеческих сообществ", в которой автор прямо пишет, что попытки (в том числе его собственные) объяснять социальную реальность потерпели явный крах, и пора уже вместо этого заняться честной систематизацией наблюдаемых фактов.

На самом деле автор ничего такого прямо не пишет, но некоторым образом намекает. В книге раз 200 упомянуто, что эволюция человека практически всё время, за исключением ничтожно малого последнего периода, проходила в рамках малых групп, и в этом стоит искать объяснение вообще всему. Автор рационалист и эволюционист. Но в начале текста он ставит ряд разумных вопросов, а в конце честно фиксирует, что ответы на них пока не найдены. И в целом призывает применять к социальным наукам методы наук естественных, которые склонны начинать любое дело с аккуратной фиксации реальности. Его узкая специальность - антрополог, специалист по культуре малых африканских народов.

Я же хотел упомянуть одну интересную мысль о взаимоотношениях этих малых групп. Насколько сильно эволюционировал человек в этих группах, вопрос сложный, но разумно считать, что его психика приспособлена к такой жизни (раз уж он долго и более-менее успешно жил именно так). Это были охотники и собиратели, живущие на одном месте или кочующие. Перемещаясь, они время от времени встречались друг с другом. Полезно задуматься, как именно могли выглядеть эти встречи.

Вообще говоря, по-разному. Группы могли торговать, то есть обмениваться чем-то, могли просто общаться, а могли и враждовать. Едва ли торговля приносила много пользы - товары у всех были примерно одинаковы. А вот если одной группе удавалось начать войну и победить, то она получала супер-приз: все запасы орудий, шкур, еды и, главное, женщин соседей. Здоровых мужчин к тому же был шанс превратить в рабов.

При этом легко понять, что шансы на победу почти полностью были на стороне той группы, которая нападала первой. Если в каждой, допустим, по 10 взрослых мужчин-охотников, то битва стенка на стенку заведомо приводила к тяжёлым потерям у обеих сторон. Если же одна сторона устраивала засаду, или нападала ночью на спящий лагерь, то первым же ударом могла выбить половину бойцов противника, и затем легко победить. Это означает, что единственной работающей стратегией, гарантирующей выживание, было напасть первыми. Если ты не убьёшь соседа, сосед убьёт тебя. Скорее всего, это было краткой конституцией той эпохи. По крайней мере, таково следствие общих биологических соображений.

Это, кстати, хорошо объясняет удивительную скорость, с которой всё новые волны Хомо Сапиенсов расселялись по всей планете, осваивая любой уголок, от Австралии до Чукотки. Они просто сломя голову бежали друг от друга, по дороге подчистую вырезая аборигенов. Автор утверждает, что в силу этого базовым свойством человеческой психики является способность делиться на группы, быстро и точно вычисляя при этом, кто для тебя "свой", а кто "чужой". Причём это может работать на уровне инстинктов, вне поля сознания.

Как именно люди делятся на группы? Вообще говоря, совершенно произвольным образом. Но если между членами социума есть чёткие фенотипические различия, линия разлома обычно проходит в первую очередь по ним. Если в обществ есть люди с белой и чёрной кожей, инстинкты скажут им, что человек иной расы всегда будет чужаком, а со своей нужно ещё разбираться (чужак, напомним, это тот, кого наши скоро зарежут). В качестве иллюстрации автор приводит доказанный факт, что этнические меньшинства в большом обществе в среднем испытывают больший стресс, чем представители основного этноса. Возможно, инстинкты говорят им, что "наших" очень мало, это очень-очень плохо, и пора подумать о бегстве. Вычисления такого рода могут производиться сознанием автоматически.

Насколько эта конструкция верна, определить не так просто, но она выглядит правдоподобно. В частности, она объясняет чудовищную эффективность националистической пропаганды - нет ничего проще, чем призвать людей объединиться против противных и опасных чужаков. Это может быть базовым инстинктом, того же уровня, что любовь к сладкому и отвращение к рвоте.

И если это так, трудно придумать более наглядное пояснение к концепции первородного греха, уродующего природу человека. Это базисное повреждение психики, превращающее человека в бессознательного и автоматического убийцу, к тому же привыкшего и хорошо умеющего действовать в составе слаженной группы. Но, как мы знаем, с этим автоматизмом можно справляться. Кто-то зачислит это на счёт современной цивилизации, кто-то - на счёт христианства, создавшего эту цивилизацию, кто-то на счёт жертвы Христа, о которой мы сейчас вспоминаем.
comment

Похороны Запада

Читаю сейчас "Эгоистичный ген" Р.Докинза, весьма годный науч-поп, и автор человек очень неглупый. У нас сейчас что-то принялись хоронить Запад, даже манифесты какие-то пишут, скажу и я что-нибудь.

Кроме прочего, Запад это место, где умных людей прямо как грязи в российской деревне, туева хуча. Этим он разительно отличается от Пакистана или там Нигерии какой-нибудь. Вы совершенно напрасно думаете (если думаете), что все эти люди дружно сошли с ума и принялись становиться на колени перед неграми, чтобы те заменили их на посту университетских преподавателей. В вопросе о том, насколько негры хороши в роли преподавателей, они разбираются намного лучше нас с вами.

Но у них есть другие проблемы, по сравнению с которыми коронавирус, глобальное потепление и засорение океана пластиком смешная туфта (так-то это не обязательно туфта). Они осознали, что стали жертвами демографической катастрофы, и как сообщество белых людей быстро превращаются в меньшинство в собственных странах. Эту проблему можно решать по-разному, например через систему апартеида. Но это далеко не лучший вариант, он нестабилен и уязвим перед внешним воздействием, в отличие от классической демократии, что мы на примере ЮАР и увидели.

Возможно, те странности, которым мы так дивимся, это попытка найти новую модель общества, в которой белые будут составлять меньшинство с определёнными негласными привилегиями, цветное население будет выполнять основную часть работы, и при этом сохранятся какие-то демократические механизмы, обеспечивающие устойчивость общества. Культ меньшинств может быть новым механизмом, который в будущем упростит жизнь белого меньшинства.

На самом деле, белое сообщество в США это глубоко расистская, гомофобная, сексистская и склонная к кастовости группа, которая хорошо скрывает эти сомнительные качества. Но они реально существуют, и созданию гармоничного объединения с цветным большинством никак не способствуют. Скорее способствуют скорой гражданской войне, что мы на примере Трампа и наблюдали.

Получится ли из проекта что-нибудь путное, неясно. Ну, бронепоезд апартеида у них на запасном пути в любом случае стоит.
comment

Москва

В одном разговоре встретил тезис, что наиболее вероятное будущее России выглядит примерно так: 100 миллионов человек живут в московской агломерации и 40 миллионов - на всей остальной территории, снабжая центр ресурсами и выполняя подсобные работы. Основной аргумент - быстрый и постоянный рост населения Москвы и Подмосковья, очевидно обусловленный какими-то объективными экономическими причинами.

Думаю, что эта схема глубоко неверна, и стоит написать почему. Несомненно, столица всегда является притягательным для населения местом. Сама по себе власть требует определённого чиновничьего аппарата, рядом с ней всегда много богатых людей, обычно это торговый, культурный, научный и образовательный центр, всё это хозяйство нужно обслуживать, возникает много возможностей для бизнеса и т.д. Однако на практике столицы обычно не становятся слишком уж большими, возникают какие-то механизмы, ограничивающие их рост. В Петербурге, например, в 1913 году жило около 2 миллионов человек.

Что произошло в России дальше? Естественные экономические механизмы отключились, ресурсы начали распределяться централизованно, и Москва получила почётное звание витрины социализма. Не будем много писать на эту тему, но долгие десятилетия это был такой локальный социалистический раёк, попадание в который было символом жизненного успеха. Попасть могли далеко не все, самовольное переселение в Москву запрещалось, но какие-то возможности были. Многочисленная московская новиопская интеллигенция это плод всесоюзной борьбы за указанный успех.

После 1991 года раёк накрылся, но вектор остался прежним: все запреты отменили, провинция превратилась в зону экономической смерти, а в Москве какая-то жизнь теплилась, скудные денежные ручейки продолжали течь. Логично, что народ от бескормицы побежал туда ещё более массово. Это море недорогой и на всё готовой рабочей силы обеспечило бурный промышленный рост агломерации. На московском заводе в 2010 году был произведён Рено Логан, на котором автор этих строк ездит и сейчас.

Но сейчас все эти причудливые механизмы остались в прошлом и заработали обычные экономические законы. Денежные ручейки превратились в полноводные реки и столица быстро приобрела стандартную форму очень дорогого города, производственная деятельность в котором тяжела и малоосмысленна. Автомобильный завод, например, закрылся, производство переехало в Тольятти.

Как именно работают эти законы? С ростом города растут и издержки любой деятельности на его территории. Населению, например, нужно есть, и продовольствие туда нужно всё время подвозить. Чем больше там жителей, тем с большей территории идёт этот подвоз. Выращивать картошку в Новосибирске и возить её поездами в Москву не очень дешёвое занятие. Плоды жизнедеятельности, то есть мусор и стоки, нужно куда-то вывозить, и затраты на это пропорциональны размеру города. То же самое касается доставки любых товаров и стройматериалов. Транспортную сеть приходится делать намного более мощной. Попытка поставить посреди Москвы угольную ТЭС, которая будет её обслуживать, закончится плачевно для близлежащей территории. Энергию нужно производить где-то в отдалении и с заметными потерями доставлять во все точки города. Даже чистая вода требует масштабных инженерных усилий.

Есть и более тонкие законы. Скопление людей и денежные потоки естественным образом разгоняют цены на жильё, и в городе образуется слой рантье, живущих сдачей квартир. Человек, работающий в Москве, должен на зарплату содержать себя и владельца своей квартиры, который катается на слонах в Таиланде. Если он готов жить на окраине, то будет тратить огромный кусок жизни на транспорт, и зарплата опять же должна это оправдывать. Всё это чисто автоматически приводит к резкому удорожанию рабочей силы в мегаполисе и делает производство нерентабельным, а его самого - потенциальным банкротом. Наличие солидной прослойки богатых людей оказывает и психологическое давление на зарплаты. Среднероссийский доход начинает казаться унизительной насмешкой.

Плюсы большого города какие-то время позволяют всё это компенсировать. Столетняя инерция, говорящая, что нужно всеми силами стремиться в Москву, продолжает действовать. Но всё это постепенно слабеет. Интернет превратил многие из этих плюсов в пыль. Разумный прогноз состоит в том, что население Москвы начнёт снижаться, люди будут уезжать оттуда вслед за уходящим производством, и это будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнута некая точка равновесия.

Стоит также помнить, что процесс переезда из зоны экономического неблагополучия не бывает безболезненным. Людей гонит в другие города в первую очередь бич нужды, и они редко бывают при этом довольны. Психологически это кажется катастрофой. Толпы, которые Навальный и прочая оппозиция собирает в Москве, это в значительной мере те, по кому этот бич прошёлся особенно жёстко. Всё это может вызвать у властей естественное желание форсировать процесс и прекратить искусственную поддержку столичного процветания. Хотя можно вообразить и обратный вариант, когда бурление оппозиции заливают подачками, умножая слой экономически бессмысленной и постоянно недовольной публики.
comment

Европейская цивилизация-2

На основе этой схемы можно сделать любопытный прогноз. Современное общество обладает приличным запасом уважения к научному миру, наука представляется неисчерпаемым кладезем новых технологий. Но этот запас понемногу тает. Приличное качество массового образования и единая информационная сеть сильно обесценили такие преимущества научного сообщества как эрудиция и общая интеллектуальная культура. Во многих важных областях ясно ощущается близкий предел границ познания, многие технологии застыли и требуют лишь аккуратного тиражирования. ДВС, например, очень трудно серьёзно улучшить. Массовое высшее образование ведёт к его естественной девальвации. Развитие ИИ и компьютерных сетей будет постепенно отбирать хлеб у преподавателей вузов.

Всё это означает, что вопрос о том, кому нужна эта толпа (а сейчас это действительно толпа) паразитов с учёными степенями, в какой-то момент может встать в полный рост. И глубоко рационализированное общество вполне может дать на него наиболее разумный ответ: никому. Ценность имеют специалисты, которые решают конкретные технологические проблемы, и только они. Монастырские традиции либо мертвы, либо быстро испаряются.

Тут показателен пример с Джеймсом Уотсоном, получившим Нобелевскую премию за открытие двойной спирали ДНК (вместе с Ф.Криком). В 2007 году он был с позором изгнан из собственного института и лишен всех почётных званий за попытку порассуждать о связи расы и среднего уровня интеллекта. То есть что он там наоткрывал - не так важно, на что гранты дали, то и наоткрывал, а вот публичное неуважение к неграм это по-настоящему серьёзно, за это придётся ответить. Хотя почётные звания не за любовь к неграм вообще-то дают.

Авторитет научного сообщества тает, в том числе в глазах самих учёных. Система очень инерционна, есть и оптимистичный сценарий, суть которого в том, что научная деятельность, не связанная с экспериментами, довольно дёшева, и в условиях грядущей массовой безработицы странно было бы на ней экономить. Но в случае масштабных потрясений, а они иногда случаются, лишние рты легко могут быть сброшены с корабля современности. Собственно, Россия 90-х годов тут как раз подходящий пример.
comment

Европейская цивилизация

Прочёл биографическую книгу о Мартине Лютере, автор - французский католик Иван Гобри. Автор Лютера откровенно не любит, книгу можно назвать издевательством над главным героем. Но эти издевательства в основном носят строго документальный характер. Достаточно поцитировать письма Лютера, привести серию цитат из его трудов, из сочинений соратников, и ничего большего не потребуется. Рекомендуется всем любителям истории Европы.

И после этой книги некоторые мои смутные ощущения приобрели вполне отчётливый характер, так что стоит их перенести, т.с., на бумагу. Многие любят рассуждать о том, в чём именно заключается уникальность европейской цивилизации, создавшей наш мир. Существует вполне разумная точка зрения, что основа современного прогресса - расцвет науки. Но сама по себе фигура европейского учёного не является особенно уникальной. Многие важные научные дисциплины существовали и в Древнем Египте с Вавилоном, Греция и Рим дали нам замечательные примеры расцвета научных сообществ. Не очень понятно, чем же средневековая Европа оказалась лучше Римской империи. Почему здесь начался бурный научный прогресс, а в Риме со временем всё как-то затихло и захирело?

Чтобы предложить ответ на этот вопрос, опишем некоторую обобщённую общественную структуру. Во главе нашего общества находится условный хан, отдающий распоряжения. Есть солдаты, которые защищают хана и общество в целом, на них опирается ханская власть. Есть крестьяне, которые выращивают хлеб и кормят хана, солдат и себя. Есть женщины, которые возятся с детьми и выращивают будущих солдат и крестьян. Есть жрецы, которые распевают славословия хану и правильно хоронят умерших. Есть ремесленники, лекари и вообще много кто ещё. Чем сложнее общество, тем больше в нём разных узких и важных профессий. Такая структура вполне жизнеспособна, и непонятно, что могло бы помешать ей существовать тысячелетиями, постепенно меняясь и совершенствуясь. Мешают обычно соседи, такие же структуры, рассматривающие данное общество как еду.

Кого нет в этой логичной и завершённой схеме? Людей, профессия которых состоит в том, чтобы думать. Причём думать не о том, сколько сена положить корове или кого назначить городским судьёй, для этого специалисты там есть. Думать о более абстрактных вещах, не имеющих прямого практического значения. Например, обладает ли человек свободой воли. Почему их нет, примерно понятно: потому что такие люди это паразиты. Вместо того, чтобы служить хану и укреплять его власть, они заняты чёрт знает чем и при этом желают есть три раза в день. В рационально устроенных обществах с паразитами борются. Время от времени научные сообщества возникают, но их появление кажется какой-то случайностью. Паразитов быстро берут к ногтю и заставляют заниматься чем-то полезным: прогнозировать разливы Нила, высчитывать даты затмений или учить детей аристократов. В результате создаются отдельные технологии, зачастую весьма тонкие и нетривиальные, но сами учёные при этом превращаются в персонал, обслуживающий эти технологии, то есть в ещё одну разновидность ремесленников.

Известный расцвет науки в Древней Греции, по-видимому, был связан с некоторым локальным скачком материального изобилия, основанном на новых военных технологиях и как следствии на обильном притоке рабов. Империя Александра Македонского как раз была наглядной иллюстрацией этих технологий. Как-то возникла идея, что благородному человеку, на которого трудится отряд рабов и рабынь, стоит тратить своё время не на перетрахивание этих рабынь по очереди, а на размышления о сути вещей. Это привело к невиданному ранее расцвету науки, и изначальный импульс действовал ещё долгие века, но само изобилие, как обычно, быстро сошло на нет. Римская империя была намного мощнее и богаче Греции, но свои ресурсы предпочитала тратить на более полезные вещи. Вместо экспоненциального роста научного знания началось окостенение, бесконечное тиражирование и многовековая шлифовка деталей.

Средневековая же Европа, в целом очень бедная и невежественная, разительно отличалась от нашего ханства наличием ещё одного сословия - многочисленных монахов. Они жили в монастырях и кормились за счёт богатства Римской церкви. Обычные жреческие функции они тоже исполняли, но монахов было слишком много. Для того, чтобы крестить детей, петь на мессах и отпевать покойников, столько людей не требовалось. Фактически в христианской Европе возник принципиально новый, ранее не существовавший общественный слой - люди, которых общество кормит, не требуя взамен почти ничего, кроме исполнения обетов и благочестивых размышлений.

Конечно, эти монахи в большинстве своём имели мало общего с учёными древней Греции. В основном это были невежественные, часто малограмотные люди. Но поскольку их было очень много, в их среде возникло и многочисленное сообщество начитанных и неплохо соображающих богословов. Они изучали древние тексты, спорили друг с другом и при этом ни перед кем не отчитывались. Это была самостоятельная духовная власть, материально не зависящая от власти светской. Через некоторое время это привело к слому древней ханской парадигмы. Новое сословие получило права, освящённые многовековой традицией.

Кроме того, трудами этого сообщества было создано то, что мы сейчас называем высшим образованием. В средневековье это было в первую очередь религиозное образование, но сама идея, что аристократам полезно в молодости послушать лучших представителей новой корпорации (а не наоборот), оказалась очень плодотворной. Можно сказать, что наша цивилизация это монастырская цивилизация. Создатели науки Нового времени не были монахами, но они явно принадлежали к этой среде. Галилей собирался стать священником, Декарт, Ньютон и Лейбниц писали богословские труды, это было нормой. Ещё в XX веке научные сообщества чем-то сильно напоминали религиозные секты.

И античное наследие, и традиции сложных дискуссий в иудаизме тоже что-то внесли сюда, но сами по себе они явно были далеко не столь плодотворны. Монашество опиралось на прочную финансовую базу, который не было больше нигде. То же самое могло произойти в Византии, но она погибла в схватке с Азией, и в последние века была истощена этой борьбой. То же самое отчасти касается и России, после монгол она надолго осталась страной-инвалидом. Но эта стена сохранила христианскую Европу.

У фантаста Нила Стивенсона, к слову, есть замечательная книга "Анафем", как раз про монастырскую науку.