Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

Categories:

Москва

В одном разговоре встретил тезис, что наиболее вероятное будущее России выглядит примерно так: 100 миллионов человек живут в московской агломерации и 40 миллионов - на всей остальной территории, снабжая центр ресурсами и выполняя подсобные работы. Основной аргумент - быстрый и постоянный рост населения Москвы и Подмосковья, очевидно обусловленный какими-то объективными экономическими причинами.

Думаю, что эта схема глубоко неверна, и стоит написать почему. Несомненно, столица всегда является притягательным для населения местом. Сама по себе власть требует определённого чиновничьего аппарата, рядом с ней всегда много богатых людей, обычно это торговый, культурный, научный и образовательный центр, всё это хозяйство нужно обслуживать, возникает много возможностей для бизнеса и т.д. Однако на практике столицы обычно не становятся слишком уж большими, возникают какие-то механизмы, ограничивающие их рост. В Петербурге, например, в 1913 году жило около 2 миллионов человек.

Что произошло в России дальше? Естественные экономические механизмы отключились, ресурсы начали распределяться централизованно, и Москва получила почётное звание витрины социализма. Не будем много писать на эту тему, но долгие десятилетия это был такой локальный социалистический раёк, попадание в который было символом жизненного успеха. Попасть могли далеко не все, самовольное переселение в Москву запрещалось, но какие-то возможности были. Многочисленная московская новиопская интеллигенция это плод всесоюзной борьбы за указанный успех.

После 1991 года раёк накрылся, но вектор остался прежним: все запреты отменили, провинция превратилась в зону экономической смерти, а в Москве какая-то жизнь теплилась, скудные денежные ручейки продолжали течь. Логично, что народ от бескормицы побежал туда ещё более массово. Это море недорогой и на всё готовой рабочей силы обеспечило бурный промышленный рост агломерации. На московском заводе в 2010 году был произведён Рено Логан, на котором автор этих строк ездит и сейчас.

Но сейчас все эти причудливые механизмы остались в прошлом и заработали обычные экономические законы. Денежные ручейки превратились в полноводные реки и столица быстро приобрела стандартную форму очень дорогого города, производственная деятельность в котором тяжела и малоосмысленна. Автомобильный завод, например, закрылся, производство переехало в Тольятти.

Как именно работают эти законы? С ростом города растут и издержки любой деятельности на его территории. Населению, например, нужно есть, и продовольствие туда нужно всё время подвозить. Чем больше там жителей, тем с большей территории идёт этот подвоз. Выращивать картошку в Новосибирске и возить её поездами в Москву не очень дешёвое занятие. Плоды жизнедеятельности, то есть мусор и стоки, нужно куда-то вывозить, и затраты на это пропорциональны размеру города. То же самое касается доставки любых товаров и стройматериалов. Транспортную сеть приходится делать намного более мощной. Попытка поставить посреди Москвы угольную ТЭС, которая будет её обслуживать, закончится плачевно для близлежащей территории. Энергию нужно производить где-то в отдалении и с заметными потерями доставлять во все точки города. Даже чистая вода требует масштабных инженерных усилий.

Есть и более тонкие законы. Скопление людей и денежные потоки естественным образом разгоняют цены на жильё, и в городе образуется слой рантье, живущих сдачей квартир. Человек, работающий в Москве, должен на зарплату содержать себя и владельца своей квартиры, который катается на слонах в Таиланде. Если он готов жить на окраине, то будет тратить огромный кусок жизни на транспорт, и зарплата опять же должна это оправдывать. Всё это чисто автоматически приводит к резкому удорожанию рабочей силы в мегаполисе и делает производство нерентабельным, а его самого - потенциальным банкротом. Наличие солидной прослойки богатых людей оказывает и психологическое давление на зарплаты. Среднероссийский доход начинает казаться унизительной насмешкой.

Плюсы большого города какие-то время позволяют всё это компенсировать. Столетняя инерция, говорящая, что нужно всеми силами стремиться в Москву, продолжает действовать. Но всё это постепенно слабеет. Интернет превратил многие из этих плюсов в пыль. Разумный прогноз состоит в том, что население Москвы начнёт снижаться, люди будут уезжать оттуда вслед за уходящим производством, и это будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнута некая точка равновесия.

Стоит также помнить, что процесс переезда из зоны экономического неблагополучия не бывает безболезненным. Людей гонит в другие города в первую очередь бич нужды, и они редко бывают при этом довольны. Психологически это кажется катастрофой. Толпы, которые Навальный и прочая оппозиция собирает в Москве, это в значительной мере те, по кому этот бич прошёлся особенно жёстко. Всё это может вызвать у властей естественное желание форсировать процесс и прекратить искусственную поддержку столичного процветания. Хотя можно вообразить и обратный вариант, когда бурление оппозиции заливают подачками, умножая слой экономически бессмысленной и постоянно недовольной публики.
Tags: Москва, будущее, город, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments