Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

90. Репрессии II

Этот текст - примечание к посту "Репрессии".

Наткнулся недавно на очень хороший источник сведений по теме - книгу Леонида Наумова "Сталин и НКВД". Обилие цифр и фактов из архивов вызывает чувство, что проблему точной "внешней" информации о том периоде можно считать в общих чертах закрытой - все основные данные найдены, сведены воедино и опубликованы. Замечательно, на самом деле, что мы дожили до таких книг, я ещё буду о ней писать.

Текст при этом построен по стандартной схеме, характерной для материалов о том времени - параллельно идёт изложение объективных фактов (протоколы допросов, приговоры, приказы и т.д.), цитирование разных косвенных источников, в основном мемуаров, и попыток автора уложить всё это в какую-нибудь стройную и осмысленную концепцию. Последняя часть традиционно оказывается важной - слишком уж странно выглядят первые две.

Напомним, в чём в первую очередь состоит эта странность. Список репрессированных деятелей Партии обычно возглавляют Зиновьев и Каменев, процесс по которым готовил Ягода, за ними следуют "правые" Бухарин и Рыков, казнённые попозже вместе с самим Ягодой. Но вот в июне 1937 года собирается Пленум ЦК, из которого все эти люди уже исключены, в нём участвует 51 человек, и до 1939 года из них доживает 16, включая самого Сталина. ЦК Партии был высшей властью в стране в 1936 году, и эта власть за пару лет была почти полностью истреблена. Заметим, что если забыть обо всём остальном, и остановиться только на этих цифрах, то первая разумная мысль - это то, что в СССР в те годы был совершён государственный переворот.

Правда, если начать углубляться в делали, эта простая идея перестанет казаться безусловно верной. Одно из главных препятствий - то, переворот не затронул главу государства, власть которого очевидным образом укрепилась. Многие попытки понять, что же тогда происходило, можно попробовать разделить на два вида.
Схема 1. Сталин - авторитарный руководитель страны, почти диктатор, занявшийся в 37-38 годах укреплением своей власти, в чём и состоит суть репрессий. Укрепление в итоге обошлось примерно в два миллиона жертв (казнённых и отправленных в лагеря), что, впрочем, не было особой проблемой.
Схема 2. Сталин и группа его ближайших помощников (Молотов, Маленков, Берия и др.) были только одной из сторон негласного конфликта. События 37-38 годов стали результатом сложного взаимодействия нескольких крупных групп в руководстве, то заключавших союзы, то начинавших истреблять друг друга. В итоге в живых осталась только одна, или несколько из них.

Сам автор, исследуя процессы только внутри НКВД, склоняется больше ко второму варианту. Мне при этом кажется, что первый внутренне противоречива, и не может рассматриваться как приемлемый. Проблема состоит в продолжительности репрессий - можно, если повезёт, уничтожить разом весь ЦК, но как можно не спеша и методично, раз в полгода расстреливать по 10 человек из него? Оставшиеся в живых достаточно скоро поймут, что происходит, а все приказы в стране исходят именно от них. Верхушку силовых структур репрессии косили точно так же: из 38 высших руководителей НКВД в 1935 году к 39-му в живых остались двое. Диктатор управляет страной через правящую элиту, и в ней можно уничтожить, например, 5%, надеясь таким образом морально подавить остальных, но как можно уничтожить 80%? Заурядный инстинкт самосохранения сделает всю элиту его врагом, и его власть не укрепится, а просто исчезнет. Если мы возьмём сталинское руководство ходом войны, то там он действовал предельно разумно - высшие военачальники время от времени повышались или понижались в должностях, но расстрелы были редким и исключительным явлением.

Такие действия могут объясняться только совершенно безвыходной ситуацией, соответствующей как раз второй схеме, она же объясняет и существование вокруг Сталина довольно большой группы преданных ему людей (что плохо совмещается с тотальным террором), возможно, понимавщих суть происходящего. Отметим, что если с цифрами и должностями репрессированных историческая картина выглядит совершенно ясной, то от главных внутренних механизмов репрессий осталось очень мало объективных свидетельств - немногие выжившие не очень любили мемуары. Например, автор книги вынужден регулярно обращаться к воспоминаниям разведчика Александра Фельдбина (Орлова), который с 1934 года вообще не жил в СССР, а в 1938-м отказался туда возвращаться, получив западное гражданство. Что-то могло быть уничтожено и после смерти Сталина.

Из принятия второй схемы, в частности, вытекает, что объективную оценку Сталина как руководителя государства разумно бы проводить, опираясь на период 1939-1953 годов, до этого его власть была в чём-то частичной, а в чём-то и номинальной.

Примечание к этому посту:
Диктатура пролетариата
Сталинский патриотизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments