comment

Москва

В одном разговоре встретил тезис, что наиболее вероятное будущее России выглядит примерно так: 100 миллионов человек живут в московской агломерации и 40 миллионов - на всей остальной территории, снабжая центр ресурсами и выполняя подсобные работы. Основной аргумент - быстрый и постоянный рост населения Москвы и Подмосковья, очевидно обусловленный какими-то объективными экономическими причинами.

Думаю, что эта схема глубоко неверна, и стоит написать почему. Несомненно, столица всегда является притягательным для населения местом. Сама по себе власть требует определённого чиновничьего аппарата, рядом с ней всегда много богатых людей, обычно это торговый, культурный, научный и образовательный центр, всё это хозяйство нужно обслуживать, возникает много возможностей для бизнеса и т.д. Однако на практике столицы обычно не становятся слишком уж большими, возникают какие-то механизмы, ограничивающие их рост. В Петербурге, например, в 1913 году жило около 2 миллионов человек.

Что произошло в России дальше? Естественные экономические механизмы отключились, ресурсы начали распределяться централизованно, и Москва получила почётное звание витрины социализма. Не будем много писать на эту тему, но долгие десятилетия это был такой локальный социалистический раёк, попадание в который было символом жизненного успеха. Попасть могли далеко не все, самовольное переселение в Москву запрещалось, но какие-то возможности были. Многочисленная московская новиопская интеллигенция это плод всесоюзной борьбы за указанный успех.

После 1991 года раёк накрылся, но вектор остался прежним: все запреты отменили, провинция превратилась в зону экономической смерти, а в Москве какая-то жизнь теплилась, скудные денежные ручейки продолжали течь. Логично, что народ от бескормицы побежал туда ещё более массово. Это море недорогой и на всё готовой рабочей силы обеспечило бурный промышленный рост агломерации. На московском заводе в 2010 году был произведён Рено Логан, на котором автор этих строк ездит и сейчас.

Но сейчас все эти причудливые механизмы остались в прошлом и заработали обычные экономические законы. Денежные ручейки превратились в полноводные реки и столица быстро приобрела стандартную форму очень дорогого города, производственная деятельность в котором тяжела и малоосмысленна. Автомобильный завод, например, закрылся, производство переехало в Тольятти.

Как именно работают эти законы? С ростом города растут и издержки любой деятельности на его территории. Населению, например, нужно есть, и продовольствие туда нужно всё время подвозить. Чем больше там жителей, тем с большей территории идёт этот подвоз. Выращивать картошку в Новосибирске и возить её поездами в Москву не очень дешёвое занятие. Плоды жизнедеятельности, то есть мусор и стоки, нужно куда-то вывозить, и затраты на это пропорциональны размеру города. То же самое касается доставки любых товаров и стройматериалов. Транспортную сеть приходится делать намного более мощной. Попытка поставить посреди Москвы угольную ТЭС, которая будет её обслуживать, закончится плачевно для близлежащей территории. Энергию нужно производить где-то в отдалении и с заметными потерями доставлять во все точки города. Даже чистая вода требует масштабных инженерных усилий.

Есть и более тонкие законы. Скопление людей и денежные потоки естественным образом разгоняют цены на жильё, и в городе образуется слой рантье, живущих сдачей квартир. Человек, работающий в Москве, должен на зарплату содержать себя и владельца своей квартиры, который катается на слонах в Таиланде. Если он готов жить на окраине, то будет тратить огромный кусок жизни на транспорт, и зарплата опять же должна это оправдывать. Всё это чисто автоматически приводит к резкому удорожанию рабочей силы в мегаполисе и делает производство нерентабельным, а его самого - потенциальным банкротом. Наличие солидной прослойки богатых людей оказывает и психологическое давление на зарплаты. Среднероссийский доход начинает казаться унизительной насмешкой.

Плюсы большого города какие-то время позволяют всё это компенсировать. Столетняя инерция, говорящая, что нужно всеми силами стремиться в Москву, продолжает действовать. Но всё это постепенно слабеет. Интернет превратил многие из этих плюсов в пыль. Разумный прогноз состоит в том, что население Москвы начнёт снижаться, люди будут уезжать оттуда вслед за уходящим производством, и это будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнута некая точка равновесия.

Стоит также помнить, что процесс переезда из зоны экономического неблагополучия не бывает безболезненным. Людей гонит в другие города в первую очередь бич нужды, и они редко бывают при этом довольны. Психологически это кажется катастрофой. Толпы, которые Навальный и прочая оппозиция собирает в Москве, это в значительной мере те, по кому этот бич прошёлся особенно жёстко. Всё это может вызвать у властей естественное желание форсировать процесс и прекратить искусственную поддержку столичного процветания. Хотя можно вообразить и обратный вариант, когда бурление оппозиции заливают подачками, умножая слой экономически бессмысленной и постоянно недовольной публики.
comment

Европейская цивилизация-2

На основе этой схемы можно сделать любопытный прогноз. Современное общество обладает приличным запасом уважения к научному миру, наука представляется неисчерпаемым кладезем новых технологий. Но этот запас понемногу тает. Приличное качество массового образования и единая информационная сеть сильно обесценили такие преимущества научного сообщества как эрудиция и общая интеллектуальная культура. Во многих важных областях ясно ощущается близкий предел границ познания, многие технологии застыли и требуют лишь аккуратного тиражирования. ДВС, например, очень трудно серьёзно улучшить. Массовое высшее образование ведёт к его естественной девальвации. Развитие ИИ и компьютерных сетей будет постепенно отбирать хлеб у преподавателей вузов.

Всё это означает, что вопрос о том, кому нужна эта толпа (а сейчас это действительно толпа) паразитов с учёными степенями, в какой-то момент может встать в полный рост. И глубоко рационализированное общество вполне может дать на него наиболее разумный ответ: никому. Ценность имеют специалисты, которые решают конкретные технологические проблемы, и только они. Монастырские традиции либо мертвы, либо быстро испаряются.

Тут показателен пример с Джеймсом Уотсоном, получившим Нобелевскую премию за открытие двойной спирали ДНК (вместе с Ф.Криком). В 2007 году он был с позором изгнан из собственного института и лишен всех почётных званий за попытку порассуждать о связи расы и среднего уровня интеллекта. То есть что он там наоткрывал - не так важно, на что гранты дали, то и наоткрывал, а вот публичное неуважение к неграм это по-настоящему серьёзно, за это придётся ответить. Хотя почётные звания не за любовь к неграм вообще-то дают.

Авторитет научного сообщества тает, в том числе в глазах самих учёных. Система очень инерционна, есть и оптимистичный сценарий, суть которого в том, что научная деятельность, не связанная с экспериментами, довольно дёшева, и в условиях грядущей массовой безработицы странно было бы на ней экономить. Но в случае масштабных потрясений, а они иногда случаются, лишние рты легко могут быть сброшены с корабля современности. Собственно, Россия 90-х годов тут как раз подходящий пример.
comment

Европейская цивилизация

Прочёл биографическую книгу о Мартине Лютере, автор - французский католик Иван Гобри. Автор Лютера откровенно не любит, книгу можно назвать издевательством над главным героем. Но эти издевательства в основном носят строго документальный характер. Достаточно поцитировать письма Лютера, привести серию цитат из его трудов, из сочинений соратников, и ничего большего не потребуется. Рекомендуется всем любителям истории Европы.

И после этой книги некоторые мои смутные ощущения приобрели вполне отчётливый характер, так что стоит их перенести, т.с., на бумагу. Многие любят рассуждать о том, в чём именно заключается уникальность европейской цивилизации, создавшей наш мир. Существует вполне разумная точка зрения, что основа современного прогресса - расцвет науки. Но сама по себе фигура европейского учёного не является особенно уникальной. Многие важные научные дисциплины существовали и в Древнем Египте с Вавилоном, Греция и Рим дали нам замечательные примеры расцвета научных сообществ. Не очень понятно, чем же средневековая Европа оказалась лучше Римской империи. Почему здесь начался бурный научный прогресс, а в Риме со временем всё как-то затихло и захирело?

Чтобы предложить ответ на этот вопрос, опишем некоторую обобщённую общественную структуру. Во главе нашего общества находится условный хан, отдающий распоряжения. Есть солдаты, которые защищают хана и общество в целом, на них опирается ханская власть. Есть крестьяне, которые выращивают хлеб и кормят хана, солдат и себя. Есть женщины, которые возятся с детьми и выращивают будущих солдат и крестьян. Есть жрецы, которые распевают славословия хану и правильно хоронят умерших. Есть ремесленники, лекари и вообще много кто ещё. Чем сложнее общество, тем больше в нём разных узких и важных профессий. Такая структура вполне жизнеспособна, и непонятно, что могло бы помешать ей существовать тысячелетиями, постепенно меняясь и совершенствуясь. Мешают обычно соседи, такие же структуры, рассматривающие данное общество как еду.

Кого нет в этой логичной и завершённой схеме? Людей, профессия которых состоит в том, чтобы думать. Причём думать не о том, сколько сена положить корове или кого назначить городским судьёй, для этого специалисты там есть. Думать о более абстрактных вещах, не имеющих прямого практического значения. Например, обладает ли человек свободой воли. Почему их нет, примерно понятно: потому что такие люди это паразиты. Вместо того, чтобы служить хану и укреплять его власть, они заняты чёрт знает чем и при этом желают есть три раза в день. В рационально устроенных обществах с паразитами борются. Время от времени научные сообщества возникают, но их появление кажется какой-то случайностью. Паразитов быстро берут к ногтю и заставляют заниматься чем-то полезным: прогнозировать разливы Нила, высчитывать даты затмений или учить детей аристократов. В результате создаются отдельные технологии, зачастую весьма тонкие и нетривиальные, но сами учёные при этом превращаются в персонал, обслуживающий эти технологии, то есть в ещё одну разновидность ремесленников.

Известный расцвет науки в Древней Греции, по-видимому, был связан с некоторым локальным скачком материального изобилия, основанном на новых военных технологиях и как следствии на обильном притоке рабов. Империя Александра Македонского как раз была наглядной иллюстрацией этих технологий. Как-то возникла идея, что благородному человеку, на которого трудится отряд рабов и рабынь, стоит тратить своё время не на перетрахивание этих рабынь по очереди, а на размышления о сути вещей. Это привело к невиданному ранее расцвету науки, и изначальный импульс действовал ещё долгие века, но само изобилие, как обычно, быстро сошло на нет. Римская империя была намного мощнее и богаче Греции, но свои ресурсы предпочитала тратить на более полезные вещи. Вместо экспоненциального роста научного знания началось окостенение, бесконечное тиражирование и многовековая шлифовка деталей.

Средневековая же Европа, в целом очень бедная и невежественная, разительно отличалась от нашего ханства наличием ещё одного сословия - многочисленных монахов. Они жили в монастырях и кормились за счёт богатства Римской церкви. Обычные жреческие функции они тоже исполняли, но монахов было слишком много. Для того, чтобы крестить детей, петь на мессах и отпевать покойников, столько людей не требовалось. Фактически в христианской Европе возник принципиально новый, ранее не существовавший общественный слой - люди, которых общество кормит, не требуя взамен почти ничего, кроме исполнения обетов и благочестивых размышлений.

Конечно, эти монахи в большинстве своём имели мало общего с учёными древней Греции. В основном это были невежественные, часто малограмотные люди. Но поскольку их было очень много, в их среде возникло и многочисленное сообщество начитанных и неплохо соображающих богословов. Они изучали древние тексты, спорили друг с другом и при этом ни перед кем не отчитывались. Это была самостоятельная духовная власть, материально не зависящая от власти светской. Через некоторое время это привело к слому древней ханской парадигмы. Новое сословие получило права, освящённые многовековой традицией.

Кроме того, трудами этого сообщества было создано то, что мы сейчас называем высшим образованием. В средневековье это было в первую очередь религиозное образование, но сама идея, что аристократам полезно в молодости послушать лучших представителей новой корпорации (а не наоборот), оказалась очень плодотворной. Можно сказать, что наша цивилизация это монастырская цивилизация. Создатели науки Нового времени не были монахами, но они явно принадлежали к этой среде. Галилей собирался стать священником, Декарт, Ньютон и Лейбниц писали богословские труды, это было нормой. Ещё в XX веке научные сообщества чем-то сильно напоминали религиозные секты.

И античное наследие, и традиции сложных дискуссий в иудаизме тоже что-то внесли сюда, но сами по себе они явно были далеко не столь плодотворны. Монашество опиралось на прочную финансовую базу, который не было больше нигде. То же самое могло произойти в Византии, но она погибла в схватке с Азией, и в последние века была истощена этой борьбой. То же самое отчасти касается и России, после монгол она надолго осталась страной-инвалидом. Но эта стена сохранила христианскую Европу.

У фантаста Нила Стивенсона, к слову, есть замечательная книга "Анафем", как раз про монастырскую науку.
comment

Л.Петрановская, Тайная опора

Почитал отличную книгу про воспитание. Автор старается объяснить, чем различается восприятие мира детьми и взрослыми, как взрослые ошибаются, пытаясь понять детей. Местами написано очень неплохо. Помимо общих идей, она разбавляет текст примерами, случаями из своей жизни, выдержками из научных статей. И это тоже неплохо получается.

А ещё она время от времени вставляет в текст ссылки на некоторые неврологические концепции. Начинает объяснять, что такие-то особенности поведения связаны с рептильным мозгом, такие-то - с лимбическим мозгом. Это тоже оживляет текст, но выглядит не особенно осмысленно. Фраза "данное поведение обусловлено работой лимбической системы" по своей содержательности мало чем отличатся от "данное поведение время от времени имеет место". Лимбическая система смотрится тут пятым колесом в телеге.

Взявшись за пост, полез в Википедию почитать про рептильный мозг - и надо же, пишут, что "гипотеза рептильного мозга признана в неврологии устаревшей". Оно и немудрено.
comment

17 іюля

Покойный К.​Крыловъ​ послѣ катастрофы рейса MH17 надъ Украиной взялся время отъ времени спрашивать, "кто же сбилъ ​Боингъ​?" Спрашивалъ 6 ​лѣтъ​ и умеръ, окончательнаго отвѣта не получивъ. Разъ такъ, продолжимъ эту традицію: нѣтъ ли у читателей достовѣрныхъ ​свѣдѣній​ о томъ, кто сбилъ ​Боингъ​? Малодостовѣрныхъ у меня и ​самаго​ предостаточно, спасибо.

А еще въ ночь съ 16 по 17 іюля былъ убитъ Николай II вмѣстѣ съ женой, пятью дѣтьми и четырьмя помощниками. Въ совпаденіи ​есть​ нѣкоторая символика - вмѣстѣ съ Царемъ Россія лишилась нормальной власти, выбывъ изъ числа полноцѣнныхъ европейскихъ странъ, и до сихъ поръ это положеніе не исправилось. По сути объ ​нее​ вытираетъ ноги каждый желающій: захотѣли, навѣсили сбитый ​Боингъ​, захотѣли - какое-нибудь хим.оружіе въ Сиріи. ​Россійскія​ возраженія игнорируютъ, Россію не разсматриваютъ какъ субъектъ, мнѣніемъ котораго кто-то интересуется. Почему это такъ, вопросъ отдѣльный, но что выросло, то выросло.
comment

Политическое объявленіе

Въ связи съ появленіемъ неопровержимыхъ доказательствъ, указывающихъ намъ, что въ РФ выстроена коррумпированная система УИК, возрождающая ​наихудшія​ ​совѣтскія​ традиціи, въ данномъ ​ЖЖ​ ​нѣкоторые​ тексты отнынѣ въ знакъ протеста будутъ публиковаться не въ большевицкой, а въ дореволюціонной (царской) орѳографіи.

Въ ​комментахъ​ допускается и современная орѳографія, по выбору читателя.

​Нѣкоторыя​ свидѣтельства о фальсификаціяхъ отъ внушающихъ довѣріе свидѣтелей:
https://avva.livejournal.com/3294156.html
comment

Месть

К результатам революции 1917 года крестьянство Южной Сибири отнеслось более чем прохладно. Помещиков тут не было, бедняки в Сибири не приживались, и ничего хорошего от новой власти население не ждало. В результате началась длинная серия крестьянских восстаний, которые Красная Армия долго и методично подавляла. Ну, в конце концов подавила, крестьяне это не Вильгельм II с Гинденбургом.

А потом Южная Сибирь в качестве щедрого дара была передана Казахской АССР, позже превратившуюся в союзную республику, а ещё позже в независимое государство. Логика в принципе понятная: решили повоевать с советской властью - будете теперь подчиняться казахам из Алма-Аты.

Вот и сейчас русские В.В.Путина на референдуме прокатили. Отнеслись к идее 36 лет наслаждаться правлением богдыхана недостаточно восторженно. Ну или почти прокатили - по опросам число голосов за и против было примерно равным. Президенту даже пришлось как бы публично извиняться и объяснять, что голосующих против он тоже понимает. То ли дело наши южные соседи - Рамзан Ахматович Кадыров, например, предложил по-простому назначить Путина пожизненным президентом. Вот если бы вся Россия состояла из одних Рамзанов Ахматовичей, какая бы была замечательная страна, как бы сладко было ею управлять. Но до этого ещё далеко, дело небыстрое.

Второго июля голоса обработали и доложили Путину, причём наверняка не только официальную туфту, но и реальные оценки. А третьего он выступил с заявлением, в котором пообещал в ближайшие 16 лет заняться заселением России мигрантами из Средней Азии. Для этого планируется специально открывать там школы и курсы для изучения русского языка.

«Россия нуждается в притоке новых граждан», — констатировал Путин. Нет ли тут какой-то аналогии?
https://lenta.ru/news/2020/07/03/ruki
comment

Срамота

Vote1

Вот так выглядит график "голосования" по поводу поправок в конституцию, построенный по официальным данным ЦИК РФ. Верхний график это явка, нижний - число голосов за поправки.

Для наивных читателей поясним, что на графике явки более чем хорошо видны пики на цифрах 70%, 75%, 80%, 85%, 90% и 95%. Поскольку никакими случайностями это статистическое чудо объяснить невозможно, остаётся сделать вывод, что в значительной части УИК эту явку просто придумали, причём придумать круглую цифру членам УИК оказалось легче, чем некруглую (так уж устроен человек). То же самое касается распределения голосов "за".

Это означает, что избирательная система РФ, опирающаяся на членов избирательных комиссий и т.п., является в значительной степени коррумпированной. Общий закон состоит в том, что коррумпированные системы в исторической перспективе работают плохо, причём плохо в том числе и для своих создателей.

В качестве смешной иллюстрации: данные с группы участков в Татарстане. Тут уж муза совсем покинула членов комиссий.

Vote2

Источники данных:
https://kobak.livejournal.com/113022.html
https://kireev.livejournal.com/1753350.html
comment

Поправки к конституции

Пару дней назад проголосовал против поправок. К Путину за многое можно отнестись с уважением, но с задачей организовать в России нормальный механизм передачи власти он не справился. Желание управлять страной 36 лет означает именно это.

Хороший президент должен формировать вокруг себя команду единомышленников, и нормы по сменяемости власти говорят именно об этом.
comment

Рубидий

В романе Василия Гроссмана "Жизнь и судьба" есть сцена, где группу евреев убивают в газовой камере концлагеря. Автор рассказывает нам о максимально жестоком притеснении евреев в нацистской Германии, переходящем в тотальный геноцид. Означает ли это, что нам следует называть автора еврейским националистом? По-видимому, нет. Он говорит о хорошо известных исторических фактах, о которых может написать кто угодно.

Если бы этого притеснения на самом деле не было, ситуация стала бы иной, но тоже не вполне ясной. Мало ли какие причины заставили автора вставить в роман некий вымысел. Вопрос требует дополнительного изучения и осмысления. Но есть один вариант, при котором ярлык подозрительного "еврейского националиста" был бы прилеплен к Гроссману быстро и однозначно.

Представим себе, что Гитлер победил в 1943 году, Россия стала частью Третьего Рейха, и на её территории установилась единая идеология, говорящая нам, что основой имперского процветания является повсеместная дружба народов. Евреев на территории Рейха всегда было немного, в отношении них до 1943 года допускались некоторые ошибки, вызвавшие массовую экономическую эмиграцию, в том числе и скрытую (из-за проблем с учётом), но не повлекшие никаких более серьёзных последствий. Наблюдаемый же юденфрай является естественным следствием этой эмиграции. Вот тут попытки поговорить о газовых камерах вызвали бы заметную нервозность и оперативную реакцию.

Прошлый пост про Константина Крылова и русский национализм вызвал некоторое неодобрение у читателей. Там шла речь про раннее творчество, можно поразмышлять и над более поздним. "Рубидий" был написан в 2018 году, и отчасти является программным для автора, там в какой-то форме присутствуют многие его публицистические тезисы. Некоторая стандартная националистическая программа в тексте так или иначе изложена: проблема русских в том, что они не осознают себя нацией, у них нет представления о национальном единстве и общей истории, из-за этого ими помыкают другие люди со сформированным национальным самосознанием, сами же русские прислуживают им и только вредят и мешают друг другу.

Но тут есть некоторое важное обстоятельство. Основные герои имеют ясную национальную маркировку, и помимо итальянцев, евреев, армян и цыган там есть и пятеро русских. Один из них профессор Преображенский, образ самого автора, интеллектуал с дореволюционной культурой, объясняющий Привалову, как устроен окружающий его мир. Он как бы знает всё заранее и побыстрее сбегает из про'клятого места, оставляя местным этно-кадрам грызть друг друга. Остальные же четыре, несмотря на всё "раскрытие глаз", по ходу повествования и на миллиметр не сдвигаются в сторону какого-либо национализма. Более того, некоторые концепции, сообщаемые главному герою, потом специально стираются из его памяти, со словами, что он ещё не готов, его сознание слишком деформировано и т.п. Автор как будто расписывается в тщете своих пропагандистских усилий, и это на самом деле один из итогов жизни К.Крылова. Двое из героев, включая Привалова, сбегают оттуда вслед за Преображенским. Двое других, "красные", к которым автор со временем относился всё хуже и хуже, остаются, и судьба их представляется печальной.

Вообще, вопрос в том, был ли (писатель) Крылов националистом, неизбежно упирается в проблему того, насколько он был прав в своих построениях. Это интересная тема. Если на территории Рейха всегда процветала дружба народов, то рассуждения про газовые камеры несомненно являются злонамеренной клеветой на общественный строй, попыткой вбить клин между братскими народами, разжиганием межнациональной ненависти, etc. Если же нет, то...

Напомним, что "Рубидий" является продолжением "Понедельника, начинающегося в субботу", с перерывом в 30 лет. Не знаю, как продолжение воспринимается без первой части, которую я хорошо помню. Но для любителей Стругацких вторая часть может быть более чем любопытной, придавая общей картине некоторую саркастическую объёмность.