comment

Ричард Докинз

Недавняя неделя торжества Православия - как раз подходящее время, чтобы написать про Докинза. В основном этот пост адресован тем, кто интересуется креационизмом. Между эволюционистами, т.е. большинством современных биологов, и сторонниками некоторых религиозных концепций существуют известные трения, связанные с эволюцией. Определённо, изрядная часть этих трений связана с терминологической путаницей.

Если ваша кошка рождает котят, никто не говорит, что этих котят создал Бог. Он если и присутствует при этом, то где-то далеко на заднем плане. Рождение котят это естественный биологический процесс. Через несколько лет котята исчезают, на их месте возникают большие взрослые коты. Опять же было бы странно утверждать, что эти коты созданы Богом. Котята превратились в котов в процессе естественных биологических преобразований.

Если скрестить белую и чёрную кошку, могут получиться пятнистые котята, или например, серые (не специалист). Причём до этого кошек именно с такой пятнистой окраской могло вообще никогда не существовать. Верно ли, что пятнистых котят создал Бог? Едва ли стоит с уверенностью утверждать нечто подобное. Гены родителей смешиваются, и получаются новые комбинации, которых никогда не существовало прежде. Это не требует специального акта творения (хотя Бог, конечно, может вмешаться в процесс).

Что же именно создал Бог, по мнению наиболее ортодоксальных креационистов? Может быть, биологические виды? Но само понятие вида это сложная научная концепция, которую не так просто понять. Она более-менее хорошо определена только для организмов с половым размножением, в случае же бесполого вообще превращается в нечто туманное. Получается, что мы отрицаем нечто, что не можем даже объяснить и сформулировать.

Бывают и более сложные биологические преобразования. Допустим, что в нашей популяции распространены две аллели одного гена, А и Б. Каждая особь получает от родителей два таких гена, и несёт в себе комбинации АА, ББ или АБ. Пусть Б способствует большему размеру тела, а А меньшему. Тогда особи ББ будут в среднем довольно крупными, АБ средними, а АА небольшими. Поскольку на размер может влиять множество других причин, общая картина будет весьма пёстрой.

Предположим, что популяция попала в сложные внешние условия и испытывает нехватку корма. Особи с комбинацией ББ будут больше страдать от этого, и в среднем начнут оставлять меньше потомства. Особи же с АА будут чувствовать себя наиболее комфортно. В результате мы через несколько поколений сможем обнаружить, что доля генов Б в популяции заметно уменьшилась, а А увеличилась. Средний размер особи станет меньше. Можно сказать, что популяция эволюционирует в сторону уменьшения размера.

В конце концов гены Б могут вообще исчезнуть, но это произойдёт очень не скоро. Если популяция через некоторое время попадёт в обильные кормом условия, то большие особи начнут чувствовать себя заметно лучше. Им проще защищаться от хищников и бороться с соперниками. Доля генов Б начнёт увеличиваться, а А уменьшаться. И этот цикл может повторяться много раз.

Описанный механизм является ещё одним из необозримого множества путей, по которым происходят биологические трансформации. Следует ли считать, что этот механизм является, допустим, глубоко антихристианским, и решительно противоречит Шестодневу? Этот вывод звучит как-то странно. О генах в Книге Бытия вообще сказано на удивление мало.

Но тогда, может быть, между Докинзом и креационистами вообще нет никаких разногласий, и им следует засвидетельствовать друг другу своё глубокое уважение? Определённо, обе стороны на это решительно не согласны. Помимо всех тривиальных соображений выше, базисная догма эволюционистов, и Докинза в частности, говорит, что некоторый ограниченный набор несложных биологических инструментов естественным путём привёл к появлению всего разнообразия живого мира, которое мы наблюдаем, включая человека и его разум. Именно это и называют эволюцией в наиболее сильном смысле.

Но именно в этом, наиболее важном пункте взгляды эволюционистов резко утрачивают связь с эмпирически наблюдаемой реальностью. Мы получаем некую теоретическую, умозрительную схему, которую очень непросто надёжно подтвердить или опровергнуть. Построения Докинза из "Эгоистичного гена" завораживают своей логической стройностью, но в какой степени это просто красивая модель, а в какой исчерпывающее объяснение реальности, понять затруднительно. Причём по мере накопления научных данных ситуация с теорией эволюции местами не улучшается, а непрерывно ухудшается. Антирелигиозный пыл Докинза больше пристал бы неофиту из какой-нибудь секты, а не вдумчивому философу.

Едва ли биологи в ближайшем будущем откажутся от привычки любое видимое явления объяснять каким-нибудь эволюционным процессом. Но рассуждения такого рода могут через некоторое время стать не совсем приличными. Если мы не можем как следует понять прошлое, то какой смысл бесконечно рассуждать о нём.
comment

Похороны Запада

Читаю сейчас "Эгоистичный ген" Р.Докинза, весьма годный науч-поп, и автор человек очень неглупый. У нас сейчас что-то принялись хоронить Запад, даже манифесты какие-то пишут, скажу и я что-нибудь.

Кроме прочего, Запад это место, где умных людей прямо как грязи в российской деревне, туева хуча. Этим он разительно отличается от Пакистана или там Нигерии какой-нибудь. Вы совершенно напрасно думаете (если думаете), что все эти люди дружно сошли с ума и принялись становиться на колени перед неграми, чтобы те заменили их на посту университетских преподавателей. В вопросе о том, насколько негры хороши в роли преподавателей, они разбираются намного лучше нас с вами.

Но у них есть другие проблемы, по сравнению с которыми коронавирус, глобальное потепление и засорение океана пластиком смешная туфта (так-то это не обязательно туфта). Они осознали, что стали жертвами демографической катастрофы, и как сообщество белых людей быстро превращаются в меньшинство в собственных странах. Эту проблему можно решать по-разному, например через систему апартеида. Но это далеко не лучший вариант, он нестабилен и уязвим перед внешним воздействием, в отличие от классической демократии, что мы на примере ЮАР и увидели.

Возможно, те странности, которым мы так дивимся, это попытка найти новую модель общества, в которой белые будут составлять меньшинство с определёнными негласными привилегиями, цветное население будет выполнять основную часть работы, и при этом сохранятся какие-то демократические механизмы, обеспечивающие устойчивость общества. Культ меньшинств может быть новым механизмом, который в будущем упростит жизнь белого меньшинства.

На самом деле, белое сообщество в США это глубоко расистская, гомофобная, сексистская и склонная к кастовости группа, которая хорошо скрывает эти сомнительные качества. Но они реально существуют, и созданию гармоничного объединения с цветным большинством никак не способствуют. Скорее способствуют скорой гражданской войне, что мы на примере Трампа и наблюдали.

Получится ли из проекта что-нибудь путное, неясно. Ну, бронепоезд апартеида у них на запасном пути в любом случае стоит.
comment

Отравление Навального

Ну, всё прошло по плану, Навальный как обещал, так и приехал, власти РФ как обещали, так его и посадили. И последнее на самом деле не очень хорошо. Если его засадят надолго, он станет естественной точкой кристаллизации оппозиции, у которой в целом с духоподъёмными лозунгами дело обстоит не очень. А "Свободу Навальному" звучит неплохо. Если его убьют, то надолго превратят в икону оппозиции, у него масштаб на порядок круче, чем у Немцова.

Если бы меня кто спросил, я бы посоветовал властям его выпустить. Серьёзных причин для посадки нет, а на что он годится на воле, мы хорошо знаем, не так уж и на многое.

Но кто же всё-таки его отравил? То, что Навальный решил вернуться, наводит на мысль, что в банду безжалостных убийц из ФСБ он и сам не очень верит. Прямо в руки к банде нормальный человек не поедет, а на самоубийцу Алексей Анатольевич совсем не похож. Он может рассчитывать на западное давление и громкий скандал в случае своей смерти, но мы знаем, что Путин не всегда так уж сильно боится этих скандалов.

Про множество дыр в версии отравления сотрудниками ФСБ написано много. Какие ещё могут быть версии? В фонде Навального, который назывался ФБК, есть ещё несколько наиболее публичных фигур: Ярмыш, Волков и т.д. По ходу дискуссий об отравления стала известна ещё одна сотрудница, Мария Певчих, которая несколько неожиданно оказалась серым кардиналом фонда. Выяснилось, что знаменитые расследования Навального это в значительной степени её работа. Она тесно связана с Великобританией, в сети можно найти много любопытных подробностей её биографии.

Pevchih

Певчих и является первым кандидатом в отравители. Она была постоянно рядом с Навальным, в том числе и в Томске, она следила за полётом его самолёта через Флайт-радар (вы регулярно следите за полётами своих начальников по Флайт-радару?), она собирала бутылки в его номере, не боясь отравиться, она же улетела вместе с ним в Германию на частном самолёте, который прислали вовсе не за ней. В общем, очень энергичная девушка. Все остальные спутники Навального остались после отравления в России.

Почему в омской больнице не нашли следов отравления? Потому что сейчас известно очень много ядов, и некоторые из них разлагаются, не оставляя следов. Врачи видят только умирающего человека с какими-то внутренними нарушениями, что и написано в омском диагнозе. Отметим, что возле Навального дежурила охрана, больница была наполнена сотрудниками спецслужб, и что им помешало при желании добить Навального, понять непросто.

Но его вместо этого отправили в Германию, там сразу нашли следы отравления веществом из класса "новичков", и даже статью в "Ланцет" написали. Идея, что целую группу немецких врачей подкупили, запугали и т.д., никуда не годится. Разумно считать, что Навальный в момент прибытия в Германию действительно был отравлен ингибитором ацетилхолинэстеразы. В рамках нашей версии это означает, что его отравили ещё раз, уже в частном самолёте. Кто там ещё летел вместе с ним, помимо жены и Певчих, мы не знаем. Полёт занимает несколько часов, Навальный лежал в коме, жена наверняка плохо себя чувствовала и дремала, а для отравления достаточно незаметно провести по коже человека тампоном или отравленными перчатками. Доза при этом может быть и несмертельной, главное, чтобы она потом обнаружилась в анализах.

Эта версия хороша тем, что предлагает простое и рациональное объяснение всех фактов, которые мы наблюдаем. Именно поэтому логично ожидать, что какой-то один яркий и зрелищный факт в неё никак не захочет укладываться. В данном случае это известная беседа с "Кудрявцевым". Думается, однако, что если уж кто-то смог провести двойное отравление, то организовать беседу с подходящим актёром для него не так сложно. Знал Навальный про актёра, проводя операцию "ложь во спасение", или думал, что разговаривает с настоящим Кудрявцевым, остаётся только догадываться.
comment

Возвращение Навального в Россию

На днях мы узнали сенсационную новость: А.Навальный сообщил, что 17 января планирует приехать в Москву. А ранее прогрессивная общественность с активным участием самого Навального достоверно установила, что лично Путин отдал приказ о его ликвидации, и по следу оппозиционера идёт банда отравителей из ФСБ, не гнушающаяся никакими методами.

При таком положении дел вернуться в Россию это какое-то странноватое решение. Логические концы с концами как-то не сходятся. Они сойдутся, если предположить, что Навальный начал подозревать, кто его на самом деле травил. После чего резонно заключил, что в России ему будет безопаснее, хехехе.

Российская ФСИН со своей стороны не менее резонно заключила, что такое сокровище нам тут даром не нужно, и обещает арестовать Навального немедленно по приезду, за нарушение правил поведения условно осуждённых. Но и в российской тюрьме может быть побезопаснее, чем в каком-нибудь живописном Солсбери. Поглядим, что выйдет.
comment

1937 год

Существует широко популярная в ограниченных кругах концепция Д.Е.Галковского о криптоколониальной природе Советского Союза. Он приложил большие усилия, чтобы показать тесные связи левого, т.н. "рабочего" движения в Европе XIX и начала XX веков с английской и вообще европейской аристократией, закрытый и конспирологический характер социал-демократических партий и т.п. У него, в частности, есть два цикла видео-лекций на эту тему, "Что такое коммунизм" и "Что такое интернационал", весьма познавательных.

Количество и плотность связей российских революционеров и всевозможных западных структур, в значительной мере английских, невозможно считать какой-то случайностью. Официальная советская история трактовала буржуазный Запад как экзистенциального врага, и все эти факты либо вообще скрывались, либо отодвигались на задний план и упоминались скупо и под видом курьёзов. Официальные биографии многих видных революционеров известны в первую очередь с их слов и скорее всего подложны. Тезис, что послереволюционная Россия находилась под плотной опёкой западных организаций, в первую очередь социал-демократических структур, очень похож на правду. От кого зависели сами эти структуры, вопрос более сложный.

Но существует ли момент, после которого криптоколониальная концепция явно начинает пробуксовывать? Не то чтобы она ставится очевидно неверной, такого сорта конструкции окончательно опровергнуть невозможно. Но поток фактов, подпитывающих теорию, резко ослабевает, и её убедительность начинает быстро снижаться. По-видимому, в качестве такой точки можно рассматривать ВМВ.

Катастрофические события 1941 года явно свидетельствуют об острой нехватке разведывательной информации, квалифицированных военных кадров, тяжелых проблемах с планированием операций и трезвой оценкой их реалистичности. Всего того, что могла бы дать БЯП (британской ядерной платформе) помощь мудрых и многоопытных кураторов, но почему-то не дала. Немцы были близки к победе. Механизм принятия решений в армии хорошо документируется, чего не скажешь о решениях какого-нибудь Политбюро. За провальные приказы всегда кто-то отвечает, вплоть до расстрела, и процесс выработки этих приказов фиксируется на бумаге. Там нет никаких серьёзных следов внешнего вмешательства. Советская армия это армия независимого государства, со всеми его тяжёлыми проблемами.

А какое крупное и яркое событие случилось между 1917 годом и ВМВ? Загадочные и бессмысленные репрессии 1937-38 годов, заводящие в тупик любого серьёзного историка. Как раз из криптоколониальной концепции и вытекает простой и логичный ответ: верхушка большевиков решила в этот момент окончательно кинуть западных кураторов, что было невозможно без локальной гражданской войны в верхах. Во время этой войны, например, было уничтожено 70% членов высшего партийного органа, ЦК ВКП(б), что для войны в принципе приемлемо, а для обычной политической борьбы выглядит кровавым безумием. В частности, это было приемлемо для ближайшего окружения Сталина, которое свихнувшимся тираном его отнюдь не считало.

Это не то чтобы окончательный ответ, но простая и естественная версия. История репрессий к этому не сводится, большинство погибших в 1937-38 годах вообще было крестьянами, но тумана там там становится несколько меньше.
comment

Теология коронавируса

Если попробовать увидеть в эпидемии коронавируса богословский смысл, то он вполне очевиден: это наказание человечеству за атеизм. Слепая вера в собственные силы, во всемогущество науки, в то, что законы существования живых объектов давно поняты и изучены - разбилась о жестокую реальность. Про коронавирус понятно только то, что от него время время от времени умирают знакомые тебе люди.

Загадочная сезонность болезни, её фазы (5 и 9 - критичные дни), пути распространения, способы лечения, разнообразные последствия - всё оказалось завешенным плотным покровом тайны, перед которым усилия биологов оказались лишь жалкими потугами. "Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения".
comment

Москва

В одном разговоре встретил тезис, что наиболее вероятное будущее России выглядит примерно так: 100 миллионов человек живут в московской агломерации и 40 миллионов - на всей остальной территории, снабжая центр ресурсами и выполняя подсобные работы. Основной аргумент - быстрый и постоянный рост населения Москвы и Подмосковья, очевидно обусловленный какими-то объективными экономическими причинами.

Думаю, что эта схема глубоко неверна, и стоит написать почему. Несомненно, столица всегда является притягательным для населения местом. Сама по себе власть требует определённого чиновничьего аппарата, рядом с ней всегда много богатых людей, обычно это торговый, культурный, научный и образовательный центр, всё это хозяйство нужно обслуживать, возникает много возможностей для бизнеса и т.д. Однако на практике столицы обычно не становятся слишком уж большими, возникают какие-то механизмы, ограничивающие их рост. В Петербурге, например, в 1913 году жило около 2 миллионов человек.

Что произошло в России дальше? Естественные экономические механизмы отключились, ресурсы начали распределяться централизованно, и Москва получила почётное звание витрины социализма. Не будем много писать на эту тему, но долгие десятилетия это был такой локальный социалистический раёк, попадание в который было символом жизненного успеха. Попасть могли далеко не все, самовольное переселение в Москву запрещалось, но какие-то возможности были. Многочисленная московская новиопская интеллигенция это плод всесоюзной борьбы за указанный успех.

После 1991 года раёк накрылся, но вектор остался прежним: все запреты отменили, провинция превратилась в зону экономической смерти, а в Москве какая-то жизнь теплилась, скудные денежные ручейки продолжали течь. Логично, что народ от бескормицы побежал туда ещё более массово. Это море недорогой и на всё готовой рабочей силы обеспечило бурный промышленный рост агломерации. На московском заводе в 2010 году был произведён Рено Логан, на котором автор этих строк ездит и сейчас.

Но сейчас все эти причудливые механизмы остались в прошлом и заработали обычные экономические законы. Денежные ручейки превратились в полноводные реки и столица быстро приобрела стандартную форму очень дорогого города, производственная деятельность в котором тяжела и малоосмысленна. Автомобильный завод, например, закрылся, производство переехало в Тольятти.

Как именно работают эти законы? С ростом города растут и издержки любой деятельности на его территории. Населению, например, нужно есть, и продовольствие туда нужно всё время подвозить. Чем больше там жителей, тем с большей территории идёт этот подвоз. Выращивать картошку в Новосибирске и возить её поездами в Москву не очень дешёвое занятие. Плоды жизнедеятельности, то есть мусор и стоки, нужно куда-то вывозить, и затраты на это пропорциональны размеру города. То же самое касается доставки любых товаров и стройматериалов. Транспортную сеть приходится делать намного более мощной. Попытка поставить посреди Москвы угольную ТЭС, которая будет её обслуживать, закончится плачевно для близлежащей территории. Энергию нужно производить где-то в отдалении и с заметными потерями доставлять во все точки города. Даже чистая вода требует масштабных инженерных усилий.

Есть и более тонкие законы. Скопление людей и денежные потоки естественным образом разгоняют цены на жильё, и в городе образуется слой рантье, живущих сдачей квартир. Человек, работающий в Москве, должен на зарплату содержать себя и владельца своей квартиры, который катается на слонах в Таиланде. Если он готов жить на окраине, то будет тратить огромный кусок жизни на транспорт, и зарплата опять же должна это оправдывать. Всё это чисто автоматически приводит к резкому удорожанию рабочей силы в мегаполисе и делает производство нерентабельным, а его самого - потенциальным банкротом. Наличие солидной прослойки богатых людей оказывает и психологическое давление на зарплаты. Среднероссийский доход начинает казаться унизительной насмешкой.

Плюсы большого города какие-то время позволяют всё это компенсировать. Столетняя инерция, говорящая, что нужно всеми силами стремиться в Москву, продолжает действовать. Но всё это постепенно слабеет. Интернет превратил многие из этих плюсов в пыль. Разумный прогноз состоит в том, что население Москвы начнёт снижаться, люди будут уезжать оттуда вслед за уходящим производством, и это будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнута некая точка равновесия.

Стоит также помнить, что процесс переезда из зоны экономического неблагополучия не бывает безболезненным. Людей гонит в другие города в первую очередь бич нужды, и они редко бывают при этом довольны. Психологически это кажется катастрофой. Толпы, которые Навальный и прочая оппозиция собирает в Москве, это в значительной мере те, по кому этот бич прошёлся особенно жёстко. Всё это может вызвать у властей естественное желание форсировать процесс и прекратить искусственную поддержку столичного процветания. Хотя можно вообразить и обратный вариант, когда бурление оппозиции заливают подачками, умножая слой экономически бессмысленной и постоянно недовольной публики.
comment

Европейская цивилизация-2

На основе этой схемы можно сделать любопытный прогноз. Современное общество обладает приличным запасом уважения к научному миру, наука представляется неисчерпаемым кладезем новых технологий. Но этот запас понемногу тает. Приличное качество массового образования и единая информационная сеть сильно обесценили такие преимущества научного сообщества как эрудиция и общая интеллектуальная культура. Во многих важных областях ясно ощущается близкий предел границ познания, многие технологии застыли и требуют лишь аккуратного тиражирования. ДВС, например, очень трудно серьёзно улучшить. Массовое высшее образование ведёт к его естественной девальвации. Развитие ИИ и компьютерных сетей будет постепенно отбирать хлеб у преподавателей вузов.

Всё это означает, что вопрос о том, кому нужна эта толпа (а сейчас это действительно толпа) паразитов с учёными степенями, в какой-то момент может встать в полный рост. И глубоко рационализированное общество вполне может дать на него наиболее разумный ответ: никому. Ценность имеют специалисты, которые решают конкретные технологические проблемы, и только они. Монастырские традиции либо мертвы, либо быстро испаряются.

Тут показателен пример с Джеймсом Уотсоном, получившим Нобелевскую премию за открытие двойной спирали ДНК (вместе с Ф.Криком). В 2007 году он был с позором изгнан из собственного института и лишен всех почётных званий за попытку порассуждать о связи расы и среднего уровня интеллекта. То есть что он там наоткрывал - не так важно, на что гранты дали, то и наоткрывал, а вот публичное неуважение к неграм это по-настоящему серьёзно, за это придётся ответить. Хотя почётные звания не за любовь к неграм вообще-то дают.

Авторитет научного сообщества тает, в том числе в глазах самих учёных. Система очень инерционна, есть и оптимистичный сценарий, суть которого в том, что научная деятельность, не связанная с экспериментами, довольно дёшева, и в условиях грядущей массовой безработицы странно было бы на ней экономить. Но в случае масштабных потрясений, а они иногда случаются, лишние рты легко могут быть сброшены с корабля современности. Собственно, Россия 90-х годов тут как раз подходящий пример.
comment

Европейская цивилизация

Прочёл биографическую книгу о Мартине Лютере, автор - французский католик Иван Гобри. Автор Лютера откровенно не любит, книгу можно назвать издевательством над главным героем. Но эти издевательства в основном носят строго документальный характер. Достаточно поцитировать письма Лютера, привести серию цитат из его трудов, из сочинений соратников, и ничего большего не потребуется. Рекомендуется всем любителям истории Европы.

И после этой книги некоторые мои смутные ощущения приобрели вполне отчётливый характер, так что стоит их перенести, т.с., на бумагу. Многие любят рассуждать о том, в чём именно заключается уникальность европейской цивилизации, создавшей наш мир. Существует вполне разумная точка зрения, что основа современного прогресса - расцвет науки. Но сама по себе фигура европейского учёного не является особенно уникальной. Многие важные научные дисциплины существовали и в Древнем Египте с Вавилоном, Греция и Рим дали нам замечательные примеры расцвета научных сообществ. Не очень понятно, чем же средневековая Европа оказалась лучше Римской империи. Почему здесь начался бурный научный прогресс, а в Риме со временем всё как-то затихло и захирело?

Чтобы предложить ответ на этот вопрос, опишем некоторую обобщённую общественную структуру. Во главе нашего общества находится условный хан, отдающий распоряжения. Есть солдаты, которые защищают хана и общество в целом, на них опирается ханская власть. Есть крестьяне, которые выращивают хлеб и кормят хана, солдат и себя. Есть женщины, которые возятся с детьми и выращивают будущих солдат и крестьян. Есть жрецы, которые распевают славословия хану и правильно хоронят умерших. Есть ремесленники, лекари и вообще много кто ещё. Чем сложнее общество, тем больше в нём разных узких и важных профессий. Такая структура вполне жизнеспособна, и непонятно, что могло бы помешать ей существовать тысячелетиями, постепенно меняясь и совершенствуясь. Мешают обычно соседи, такие же структуры, рассматривающие данное общество как еду.

Кого нет в этой логичной и завершённой схеме? Людей, профессия которых состоит в том, чтобы думать. Причём думать не о том, сколько сена положить корове или кого назначить городским судьёй, для этого специалисты там есть. Думать о более абстрактных вещах, не имеющих прямого практического значения. Например, обладает ли человек свободой воли. Почему их нет, примерно понятно: потому что такие люди это паразиты. Вместо того, чтобы служить хану и укреплять его власть, они заняты чёрт знает чем и при этом желают есть три раза в день. В рационально устроенных обществах с паразитами борются. Время от времени научные сообщества возникают, но их появление кажется какой-то случайностью. Паразитов быстро берут к ногтю и заставляют заниматься чем-то полезным: прогнозировать разливы Нила, высчитывать даты затмений или учить детей аристократов. В результате создаются отдельные технологии, зачастую весьма тонкие и нетривиальные, но сами учёные при этом превращаются в персонал, обслуживающий эти технологии, то есть в ещё одну разновидность ремесленников.

Известный расцвет науки в Древней Греции, по-видимому, был связан с некоторым локальным скачком материального изобилия, основанном на новых военных технологиях и как следствии на обильном притоке рабов. Империя Александра Македонского как раз была наглядной иллюстрацией этих технологий. Как-то возникла идея, что благородному человеку, на которого трудится отряд рабов и рабынь, стоит тратить своё время не на перетрахивание этих рабынь по очереди, а на размышления о сути вещей. Это привело к невиданному ранее расцвету науки, и изначальный импульс действовал ещё долгие века, но само изобилие, как обычно, быстро сошло на нет. Римская империя была намного мощнее и богаче Греции, но свои ресурсы предпочитала тратить на более полезные вещи. Вместо экспоненциального роста научного знания началось окостенение, бесконечное тиражирование и многовековая шлифовка деталей.

Средневековая же Европа, в целом очень бедная и невежественная, разительно отличалась от нашего ханства наличием ещё одного сословия - многочисленных монахов. Они жили в монастырях и кормились за счёт богатства Римской церкви. Обычные жреческие функции они тоже исполняли, но монахов было слишком много. Для того, чтобы крестить детей, петь на мессах и отпевать покойников, столько людей не требовалось. Фактически в христианской Европе возник принципиально новый, ранее не существовавший общественный слой - люди, которых общество кормит, не требуя взамен почти ничего, кроме исполнения обетов и благочестивых размышлений.

Конечно, эти монахи в большинстве своём имели мало общего с учёными древней Греции. В основном это были невежественные, часто малограмотные люди. Но поскольку их было очень много, в их среде возникло и многочисленное сообщество начитанных и неплохо соображающих богословов. Они изучали древние тексты, спорили друг с другом и при этом ни перед кем не отчитывались. Это была самостоятельная духовная власть, материально не зависящая от власти светской. Через некоторое время это привело к слому древней ханской парадигмы. Новое сословие получило права, освящённые многовековой традицией.

Кроме того, трудами этого сообщества было создано то, что мы сейчас называем высшим образованием. В средневековье это было в первую очередь религиозное образование, но сама идея, что аристократам полезно в молодости послушать лучших представителей новой корпорации (а не наоборот), оказалась очень плодотворной. Можно сказать, что наша цивилизация это монастырская цивилизация. Создатели науки Нового времени не были монахами, но они явно принадлежали к этой среде. Галилей собирался стать священником, Декарт, Ньютон и Лейбниц писали богословские труды, это было нормой. Ещё в XX веке научные сообщества чем-то сильно напоминали религиозные секты.

И античное наследие, и традиции сложных дискуссий в иудаизме тоже что-то внесли сюда, но сами по себе они явно были далеко не столь плодотворны. Монашество опиралось на прочную финансовую базу, который не было больше нигде. То же самое могло произойти в Византии, но она погибла в схватке с Азией, и в последние века была истощена этой борьбой. То же самое отчасти касается и России, после монгол она надолго осталась страной-инвалидом. Но эта стена сохранила христианскую Европу.

У фантаста Нила Стивенсона, к слову, есть замечательная книга "Анафем", как раз про монастырскую науку.
comment

Л.Петрановская, Тайная опора

Почитал отличную книгу про воспитание. Автор старается объяснить, чем различается восприятие мира детьми и взрослыми, как взрослые ошибаются, пытаясь понять детей. Местами написано очень неплохо. Помимо общих идей, она разбавляет текст примерами, случаями из своей жизни, выдержками из научных статей. И это тоже неплохо получается.

А ещё она время от времени вставляет в текст ссылки на некоторые неврологические концепции. Начинает объяснять, что такие-то особенности поведения связаны с рептильным мозгом, такие-то - с лимбическим мозгом. Это тоже оживляет текст, но выглядит не особенно осмысленно. Фраза "данное поведение обусловлено работой лимбической системы" по своей содержательности мало чем отличатся от "данное поведение время от времени имеет место". Лимбическая система смотрится тут пятым колесом в телеге.

Взявшись за пост, полез в Википедию почитать про рептильный мозг - и надо же, пишут, что "гипотеза рептильного мозга признана в неврологии устаревшей". Оно и немудрено.