Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

Восточная и Западная Русь-9

Несомненно, в действиях большевиков была внутренняя логика, сводимая к простым и не требующим изощрённой конспирологии вещам. Их власть в России несколько раз висела на волоске, а в таком положении годятся любые союзники. Верхний слой русского общества, который они лишили всего, никак не мог оказаться таковым. Менее просвещённая русская масса была более удобна для агитации, но её естественная многовековая связь с верхушкой не могла разорваться сразу, сменившись на волчьи законы классовой борьбы. При тех критичных проблемах, которые сопровождали первые годы советской власти, белогвардейская агитация могла быть более чем опасной.

В такой ситуации прекрасными союзниками были местные националисты с окраин РИ. Массу можно было привлекать одновременно и социальной демагогией, и антирусской агитацией, обещая одновременное освобождение от "социального и национального гнёта". Это отлично сработало во многих случаях, но на Украине хорошо известная сложность состояла в том, что националистические взгляды были мало распространены среди населения. Существует смешной пример, когда эмигранты с Украины издавали за рубежом газету, в ней до 1914 года именовали себя русскими, а с началом войны перешли на "украинцев". Т.е. даже в условиях полной свободы украинец как этнический термин самими жителями Украины не употреблялся. Возможно, в начале войны в редакцию поступила некоторая сумма от австро-венгерского правительства.

Дальнейшие действия большевиков тоже были логичны: коль скоро националистов, на которых можно опереться, на Украине почти нет, их нужно создать, а потом использовать. К задаче, как известно, подошли весьма основательно: как жаловался Л.Мехлис в 1937 году, "буржуазные националисты по сути дела ликвидировали русские газеты, несмотря на то, что русского населения на Украине не мало, да и украинское население охотно читает русские газеты. ... в Киеве издают газеты на немецком, польском, еврейском, болгарском языках, нет только ни одной газеты на русском языке". "Буржуазные националисты" тут означают, что к 1937 году политика начала меняться, главным буржуазным националистом был секретарь ЦК ВКП(б) Каганович.

Хотя великороссы в итоге стали фундаментом, на котором строилась советская экономика, для советской идеологии они оказались материалом весьма среднего качества. Сохранившиеся остатки дореволюционной культуры плохо сочетались с новой идеологией, природный скептицизм, жёсткий реализм и индивидуализм тоже были тут малополезны. Сознание вчерашних украинских крестьян было по сравнению с ними чистой доской, на которой можно было попробовать написать что угодно. Традиционное умение сбиваться в стаю и оценивать любые слова только тем, выгодны они стае или нет, мало интересуясь реальностью, усиливало иллюзию, что Украина - рай для советских пропагандистов. В обмен на собачью преданность республика после войны интенсивно накачивалась ресурсами, и к концу СССР оказалась витриной социализма. Как только власть поменялась, иллюзии быстро рассеялись, но украинский голем, заботливо выращенный советским аппаратом, остался. Худшие качества украинского менталитета органично соединились в нём с худшими чертами советской идеологии. Дореволюционное украинство Гоголя и Булгакова, возможно, умерло навсегда.
Tags: Русь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments