Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

2. О прозе Владимира Сорокина

[вместо эпиграфа]
Не дари мне ландыши,
Не дари мне розы.
Подари Сорокина -
Том "фекальной прозы".

Не люблю я мистику,
Не люблю я магию.
Книжки я читать хочу
Лишь про копрофагию.

Эх, дорожка длинная,
Эх, дорожка дальняя!
До чего же нравится
Проза мне фекальная.


При всей отвратительности его сочинений (и всего близкого им по духу), в них можно увидеть некий глубокий смысл - протест против навязывания литературе несвойственной ей роли.

Противоречие состоит в следующем. Литература часто рассматривается как источник неких духовных ценностей, сокровенного знания о людях и подобных вещей. С другой стороны, одной из её исконных задач было развлечение читателя в самом приземленном смысле этого слова. Попытки извлечь что-нибудь "духовное" из "Трёх мушкетеров" следует рассматривать как курьёз.

Это противоречие своим существованием, видимо, обязано конфликту между религиозным и антирелигиозным мировоззрением в прошлых веках. В христианстве существует духовная литература в собственном смысле - наставления о праведной жизни, обличения зла в мире и так далее. Антихристианская мысль, отвергнув её, вынуждена была искать какую-то замену - и попробовала найти её в литературе светской.

Кое в чём попытка удалась. Более того, сами литераторы иногда стали воспринимать свою работу именно как написание "духовных" сочинений (поздний Л.Н. Толстой и В.Г. Распутин). Но в целом вышла очередная профанация, особенно ярко проявившаяся в советских литературных стандартах - книгам полагалось и воспитывать читателя, и иметь у него успех. Явная противоречивость этого немного маскировалась пропагандой и цензурой, и с неизбежностью вызывала протест.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments