Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

205. Советская Церковь (послесловие к суду)

Сделаем в начале два замечания. Можно долго рассуждать о том, было ли в действиях Пусей в ХХС кощунство и оскорбление святынь, можно ли посторонним людям стоять на солее спиной к алтарю, и т.д. - но теперь, когда их посадили на 2 года и разлучили с детьми, такие рассуждения представляются крайне неуместными.

Есть также немалое число людей, для которых эта история стала ещё одним поводом укрепиться в своих враждебных и презрительных чувствах к РПЦ, Православию и религии вообще. Эти люди мне духовно чужды, и вопросы о том, нахожусь ли я с ними в одних рядах или нет, на чью мельницу лью воду, и т.п., мне не очень интересны. Всех, кому я плеснул воды, могу только поздравить.

Иногда утверждают, что концерт Пусей стал тяжким ударом по Путину, а последующее преследование, процесс и суд - это его изощрённая месть. Версия в принципе возможная, но довольно странная в том смысле, что критиков Путина в стране как грязи, и если начать каждому персонально и изобретательно мстить, то мстилка может быстро поломаться. К тому же очевидно, что репутационные потери от суда оказались несоизмеримы с потерями от ролика, который все бы забыли через пару недель.

А вот для предстоятеля РПЦ ролик действительно стал тяжёлым оскорблением, резко нарушающим внутренние табу, которые традиционно связаны со священноначалием внутри самой Церкви. По-видимому, оскорблением стал не столько сам ролик, сколько внутрицерковная реакция на него и на скорый арест Пусей, оказавшаяся довольно неоднозначной. Его первое публичное выступление на эту тему оказалось похожим на истерический выкрик: "не смейте их оправдывать!". Сказал он 26 марта буквально следующее:

"Появляются люди, которые оправдывают это кощунство, минимизируют его, стараются представить как некую забавную шутку. И печально, и от горечи сердце мое разрывается, что среди этих людей есть и те, кто называет себя православными".

Учитывая традиционную елейность церковного стиля, это звучит очень жёстко, а в устах предстоятеля РПЦ похоже на прямую директиву: "оправдываешь - вон из Православия". Все последующие события, связанные с судом, прекрасно укладываются именно в эту, изначально заданную схему: в ХХС произошло страшное кощунство, которое нельзя оправдывать. Не будем сейчас разбирать подробности полугодичного процесса, отметим лишь, что 17 августа, после вынесения приговора, на сайте Патриархии появился официальный документ [1], после прочтения которого остаётся одно чувство: "мало дали!" Формальному главе РПЦ и посвящён этот текст.


Владимир Михайлович


Возможно, во всём этом можно увидеть одну любопытную вещь: в 90-е годы мужчины 40-70 лет, та часть общества, которая традиционно принимает основные решения и несёт за них ответственность, полностью сформировались в Советском союзе. Формально они и были наиболее "советскими" людьми, но долгая жизнь при советской власти вызвала у части из них настолько сильные антисоветские настроения, что через несколько лет после крушения СССР от него мало что осталось. Желание радикальных изменений воплотилось в жизнь с многократным запасом.

Те же, кто вступил в этот период сейчас, выросли в той же стране, но опыта долгой жизни в СССР и её критического осмысления у них либо вообще нет, либо его очень немного. И теперь, когда им самим пришло время принимать решения, они иногда просто копируют советские образцы, засевшие в голове с молодых времён. Эта идея хорошо объясняет и российскую "демократию", и российский "суд", и, к сожалению, российскую Церковь отчасти тоже.

В.М. был пострижен в монашество в 1969 году, в возрасте 23 лет. Обычный путь монаха - это жизнь в монастыре, наполненная молитвами и трудом. Духовное возрастание юного инока Кирилла шло не столько в монастырях, сколько в аэропортах и европейских гостиницах. За следующие 2 года он становится дьяконом, потом священником, архимандритом, и в 25 лет назначается представителем Московской Патриархии при Всемирном совете церквей в Женеве. Следующие несколько лет он варится среди разнообразных христианских конфессий, активно участвует в работе нескольких комиссий при ВСЦ, которые всё время что-то пытаются объединять и примирять. Иными словами, становится профессиональным экуменистом.

Тут важно хорошо понимать положение Церкви в Советском Союзе. Относясь к ней весьма скептически бо'льшую часть времени, власть не могла просто взять и объявить о закрытии РПЦ. Это означало бы, что миллионы верующих потекут в разные подпольные организации, контролировать которые будет на порядок сложнее, чем легальную Церковь. Тем самым власти РПЦ терпели и старались по возможности контролировать. Успех этих стараний можно оценивать по-разному. Говорят, что большая часть епископата в какой-то форме сотрудничала с КГБ. Даже если это правда, сам по себе факт "сотрудничества" непонятно о чём говорит. Опять таки, КГБ не могло просто взять и назначить на должность сотни епископов своих людей - желающих всю жизнь служить многочасовые литургии на свете не так много, а откровенную туфту паства быстро распознает. Единственный путь - это принуждать к сотрудничеству тех, кто изначально шёл в священнослужители по своей воле. Рычагов давления у спецслужб хватало. Однако те могли начать упрямиться, хитрить, работать на органы спустя рукава... Вряд ли работа их кураторов была простой.

Но что уж точно власть могла в любой момент безболезненно прикрыть, так это контакты Церкви с внешним миром. У консервативной части прихожан это вызвало бы только вздох облегчения. Единственная причина, по которой эти контакты не только не прекратилась, но и расцвели в советское время, могла состоять в том, что власть и КГБ использовала их для своих нужд, для разведки и пропаганды. После 1990 года на эту тему появилось довольно много информации - хороший пример можно найти в [2].

Быстрая же карьера В.М. была связана именно с зарубежными контактами РПЦ. В 30 лет он становится епископом, в 31 - архиепископом, и ещё через год назначается на должность зам. председателя ОВЦС Московской патриархии, через который все эти контакты и шли. Говорят, что в документах по ссылке выше В.М. присутствует под кличкой "Михайлов". Я не знаю, есть ли абсолютно достоверные свидетельства в пользу этой версии, архивы пока закрыты. Но и без свидетельств очевидно, что невозможно стать зам. начальника структуры, набитой агентами разведки, и остаться в стороне от тесных контактов с КГБ.

Ну а чтобы днём беседовать с европейскими собратьями о Христе, а вечером писать на них "представляющие оперативный интерес" отчёты, нужно иметь довольно специфический склад характера. Известно, что на международных конференциях он публично отрицал гонения на верующих в СССР [3].

Стоит ещё вспомнить, что известного священника Павла Адельгейма, например, выгнали из киевской семинарии в 1959 году за "антисоветские высказывания" [4]. Священником он в итоге стал позже и другими путями. У В.М. с антисоветскими высказываниями всё было в порядке. Говорят, на церковных собраниях ему особенно удавались речи по случаю годовщины Великого Октября: советские праздники внутри РПЦ торжественно отмечали [5].

Что за личность могла сформироваться в таких условиях? Тут, конечно, начинается та таинственная область, в которую мы со стороны соваться не дерзнём. Одна из любимых тем его проповедей - "полезность" православия для воспитания патриотизма и процветания РФ. Пожилой чиновник, не жалея сил трудящийся на благо страны, для которого христианство давно стало привычным, обыденным и уже не вызывающим особых чувств фоном - эта картинка могла бы многое объяснить. Заслуженным чиновниками полагается достойное вознаграждение на труды, а самые простые христианские нормы могут со временем начать казаться пустой формальностью.

В этом случае неудивительно, что со временем за В.М. образовался приличный шлейф скандалов. Как это отражается на его репутации, он задним числом не может не понимать. А Пуси своим роликом со всей дури врезали как раз по самому больному месту. Результат был отчасти предсказуем. Мы получили прецедент, говорящий, что резкая критика патриарха теперь может расцениваться как тяжкое оскорбление чувств верующих, с положенными юридическими последствиями.

Боюсь, что чем дольше этот человек будет занимать пост патриарха, тем глубже будут становиться раны, нанесённые им репутации РПЦ и её внутреннему строю. Алексий II был тихим консерватором, и на склоне лет просто старался не трогать ни хорошее ни плохое из того, что было в Церкви. Такое чувство, что при нынешнем патриархе хорошее начинает утекать из РПЦ всё быстрее и быстрее.

[1] Заявление ВЦС в связи с приговором по делу

[2] http://avmalgin.livejournal.com/3211714.html

[3] http://www.informacia.ru/dosye/790-kirill.html

[4] http://www.pravoslavie.ee/docs/o.pavel_adelgeim.pdf

[5] http://kalakazo.livejournal.com/1018976.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 12 comments