Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

189. Программная блогозапись

Допустим, я - крупный чиновник, искренний патриот путинской России и при том достаточно умный человек. Что-то вроде среднего царского министра. Едва ли таких людей в нашем правительстве много, но они могут там быть. И допустим, что моя задача - не допустить, чтобы среди русского национального движения возникла серьёзная альтернатива нынешней власти. При этом ради этой цели я готов пойти на некоторые компромиссы с моралью, то есть обладаю ещё и определённым запасом политического цинизма. Что, спрашивается, я бы стал делать?

Поясним сначала несколько вещей. Хотя наш политический строй медленно дрейфует в сторону советской модели, какие-то возможности политической деятельности всё ещё существуют; в частности, это касается создания новых оппозиционных партий и участия в выборах. Моя задача - чтобы таких партий не было и быть не могло. Как получилось, что русское движение является в этом смысле источником угрозы, обсуждать не будем; примем в качестве факта, что его политический потенциал достаточно велик.

При этом строй предоставляет мне массу возможностей: от достаточно лёгкой отправки людей в тюрьму до предоставления им зелёного света в СМИ, косвенного финансирования через неофициальные каналы и т.п. С другой стороны, слишком радикальные меры, в частности, физическое устранение оппозиции, могут спровоцировать бурный рост подполья, ведущего террористическую войну против правительства, что было бы нежелательно. Нежелательны также массовые народные волнения. То есть ряд ограничений у меня есть.

Чтобы создать партию, нужны лидеры; обыватели, сбрасывающие пар посредством полива властей в сети, сами по себе меня не интересуют. Ergo, первая задача - отслеживать лидеров, которые естественным путём вырастают из массы, классифицировать по степени опасности и принимать меры. Рабочая классификация (не слишком строгая - существует много смешанных типов):

1. Лоялисты.

Моя основная работа связана с оппозицией, но там, разумеется, нужно искать людей, готовых легко перейти к тесному сотрудничеству с властью. В русском движении таких немало, иллюстрация - Е.С.Холмогоров (holmogor). Программа действий: даём зелёный свет, некоторое время "выращиваем" лидера, затем аккуратно перетаскиваем на свою сторону. В движении очередной раскол, часть сторонников дезоориентирована, результат налицо.

2. Ряженые.

Классика политической работы при авторитаризме - люди, изображающие из себя оппозицию и оттягивающие какую-то часть электората. Иллюстрация - В.В.Жириновский, уже 20 лет не покладая рук борющийся в парламенте за права русских, или Д.О.Рогозин. Специальные комментарии здесь не нужны, основной недостаток - результат далёк от 100%, и нужно ещё следить, чтобы товарища не начало заносить.

3. Клоуны.

Люди, по своим личностным качествам не способные на серьёзное политическое лидерство, но активно к нему стремящиеся. В разумном количестве замечательны тем, что дискредитируют оппозицию в целом и снижают её дееспособность. Со временем либо уходят из политики, либо консервируются в одной, строго ограниченной нише, т.с., "сами себя обслуживают". При этом легко поддаются манипуляциям, что бывает полезно. Программа действий: негласно давать умеренный зелёный свет, иногда использовать небольшие репрессии для поднятия авторитета. При чрезмерном увеличении численности начинают представлять опасность просто как масса, что требует мягкого вмешательства. Иллюстрация: Д.Н.Дёмушкин, глава недавно запрещённого "Славянского союза", съездивший на днях в Чечню и восторженно сообщивший, что "русским нужен свой Кадыров".

4. Практические радикалы (ушедшие далеко за грань УК).

Хороши тем, что лишают оппозицию шансов на широкую поддержку, замазывая её в своих преступлениях. Плохи тем, что представляют непосредственную угрозу обществу. Грубо говоря, время от времени кого-нибудь убивают. Программа действий: периодически отстреливать, как чрезмерно расплодившихся волков, методами официальной юстиции, но не доводить популяцию до нуля, чтобы не исчез положительный эффект. Наиболее опасны те, кто организует террор против властей, наименее опасны - те, кто режет южан по подворотням. В качестве иллюстрации см. уголовную хронику.

5. Теоретические радикалы (ограничивающиеся радикальными речами).

Плохи тем, что расширяют базу национального движения и радикализируют её, поставляя кадры для п.4. Хороши тем, что при этом загоняют её в тот же политический тупик. В силу этой двойственности их существование допустимо, к тому же борьба сопряжена с большим затратами и общественно-политическими издержками. Программа действий: зелёного света не давать, но терпеть; время от времени выдёргивать наиболее одиозных представителей и подвергать репрессиям, чтобы держать остальную массу в каких-то рамках. От пространного перечисления примеров воздержимся.

В остатке получаем тех, кто нас интересует в первую очередь: людей, способных к реальной политической деятельности. Если учесть, что потенциальные последователи, скорее всего, окажутся размазанным тонким слоем по многочисленным представителям пп.1-5, их опасность может оказаться сугубо теоретической, но гарантии в таких вопросах не бывает.

6. Потенциальные лидеры оппозиции.

Как представляющие возможную опасность, требуют внимания и тщательной работы. В СМИ желательна полная блокада. Попытку создать организацию через определённое время, пока она ещё невелика, но уже поглотила достаточно ресурсов, необходимо пресекать: либо прямым запретом, с связи с наличием примесей из пп.4,5, либо запуском расколов через представителей пп.1-3 и прочих подходящих лиц. Каналы финансирования выявлять и перекрывать. Самого лидера регулярно подвергать лёгким и по возможности бессмысленным репрессиям. Желательный итог: ощущение безнадёжности своего дела, уход из политики или переход в тупиковый п.5. При этом нужно не перегнуть палку: грубые методы, типа физического воздействия на членов семьи, могут, как уже отмечалось, порождать фанатичных деятелей вооружённого подполья, что крайне нежелательно.

В качестве заключения: если мы внимательно поглядим на политическую картину, то увидим довольно много похожих вещей. В частности, ряд событий из биографии Владимира Тора (tor85), который кажется неплохим кандидатом на п. 6, вполне укладываются в эту схему.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments