Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

174. Пессимистическая блогозапись

В Новосибирском Академгородке, где я имею удовольствие проживать, уже много лет неспешно строится технопарк, и одно здание уже вроде построили. Сеть учит нас, что программа строительства технопарков стартовала в 2005 году, а в 2009-м министр связи РФ Щеголев сообщил, что "российское Правительство приостановило финансирование технопарков до корректировки их планов развития"; завершение же программы было сдвинуто с 2010 на 2014 год. Это было связано с кризисом, и финансирование отчасти продолжилось, но о впечатляющем успехе программы говорить явно не приходится.

Известный "инноград" в Сколково - отчасти попытка повторить то же самое ещё раз, что тоже довольно символично.

У меня есть подозрение, что в головах наших чиновников, даже искренне озабоченных развитием страны (оставим сейчас в стороне коррупционные мотивы) сидит что-то типа картинки из легенды о Джеймсе Уатте, который в детстве любил наблюдать за прыгающей крышкой чайника, а потом изобрёл паровой двигатель. Если мы построим солидное здание и посадим в него побольше изобретателей, они в итоге чего-нибудь наизобретают. Знаменитый Петрик - воплощение такой мечты российского чиновника, и его успех, к счастью недолгий, кажется ожидаемым.

Но даже в то время такая картинка была бы иллюзией: Уатт лишь внёс несколько важных изменений в конструкцию паровой машины, резко повысивших её коммерческую полезность, и даже 200 лет назад двигателем его успеха была английская промышленность, которую не устраивали характеристики машин, существовавших задолго до Уатта.

При этом та эпоха была детством, или максимум юностью науки, а сейчас время как минимум поздней зрелости, и за 200 лет тенденция только на порядок укрепилась: основой технического прогресса являются сейчас крупные корпорации, в которых работают иногда тысячи исследователей, постоянно создающих и улучшающих процессоры, двигатели, лекарства, краски и ещё неисчислимое множество вещей. У мелких самостоятельных инноваторов есть какой-то шанс создать нечто принципиально новое, но в общем потоке развития технологий их роль определённо стремится к нулю.

Есть ещё одно простое обстоятельство: даже если где-то в стороне от мейнстрима рождается стоящая идея, её путь до товара, заметного на рынке, с неизбежностью будет небыстрым. Между тем хранить идею в тайне сложно, а как только она станет известна одному из индустриальных гигантов, борьбу за рынок можно считать проигранной. При этом гиганту не обязательно знать идею в точности: обладая информацией про область, в которой возможен прорыв, сотни его исследователей вылижут там всё до блеска.

В мире есть некоторый опыт малого инноваторства, но, кажется, такие фирмы успешны именно как спутники большого бизнеса: по сути эта просто одна из форм взаимодействия исследователей и гигантов индустрии. Между тем в России с гигантами дела обстоят не слишком хорошо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments