Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

148. Постпраздничное

Последние годы празднование 9 мая начало вызывать у меня немного смешанные чувства, попробую их здесь сформулировать.

Часто, сравнивая Россию в Первой и Вторых мировых войнах, справедливо отмечают, что одну она проиграла, другую выйграла, и этим всё сказано. С посылкой этого тезиса не согласиться невозможно, но заключение вызывает некоторые сомнения. РИ в 1914-15 годах была по сути страной мирного времени; в ней, например, не было продовольственных карточек: самый обычный рынок обеспечивал армию необходимым продовольствием, не вызывая при этом перенапряжения сил и голода в тылу. Большая часть военных заводов работали как обычные коммерческие предприятия, у которых правительство закупало вооружение. Советский Союз к 1941 году являлся сверхмилитаризованной страной, с мощной военной промышленностью, с плановой экономикой, позволявшей с лёгкостью направлять почти неограниченные ресурсы на армейские нужды, с запретом увольнений с военных заводов и т.д. Царское правительство справедливо обвиняли в том, что промышленность в 1914 году не производила достаточного количества снарядов, что приводило к лишним потерям на фронте, и упрёк был совершенно справедлив. В советской промышленности, грубо говоря, половина мощностей была отдана под снаряды и другую военное снаряжение. Напомним, что в советской армии к началу войны насчитывалось 20000 танков и 20000 самолётов, против 4000 танков и 5000 самолётов у немцев на восточном фронте.

Разумеется, эта милитаризация, на фоне предшествующего развала экономики, не была чудом, а была обеспечена массовыми народными страданиями, перечень которых хорошо известен. Полученный результат формально выглядел впечатляюще - по ряду количественных параметров СССР был намного сильнее Германии. Известные слова из песни

"И на вражьей земле мы врага разгромим,
Малой кровью, могучим ударом!"
были простым выводом из этой объективной оценки - именно так и должна была воевать советская военная махина. Известны немецкие прогнозы, которые говорят о том же самом - единственный шанс для немцев заключался в молниеносном разгроме всей советской армии, в долгой и затяжной войне Германия была скорее всего обречена. На понимании этого несложного факта была основан план блицкрига.

Но вот война началась, и все эти впечатляющие военные приготовления, ради которых население, грубо говоря, было ограблено и отброшено в нищету, закончились пшиком - всё, на что их хватило, это замедлить продвижение немцев в глубь страны, сорвав блицкриг и превратив войну в затяжную. При этом довоенная кадровая армия была в основном уничтожена или сдалась в плен, огромные запасы военного имущества утрачены, почти половина территории (если считать по населению) оккупирована. Затем в ходе войны, как и предсказывали немецкие прогнозы, произошёл перелом: за счёт оставшейся части военной промышленности, которая всё ещё была впечатляющей, крайнего напряжения сил работников тыла и, конечно, массового героизма армии, которая сильно обрусела после утраты западных территорий и "постарела", в течении 3 лет ресурсы Германии были истощены, и война закончилась победой. Возможно, важной причиной изначального поражения стало то, что дореволюционная военная элита была уничтожена, а на почти пустом месте за 20 лет создать новое и по-настоящему качественное офицерское сословие не удалось, в Германии же военные кадры и традиции никуда не делись.

Память об принесённых неисчислимых жертвах делает празднование Дня Победы обязательным для каждого русского патриота. Но если говорить о её цене, или, точнее, о соотношении принесённых жертв и достигнутого результата, то с удивительной в тогдашних условиях честностью об этом сказал сам И.В. Сталин в своём известном тосте:

"У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала ... Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство ..."
Может быть, пониманием итога войны как катастрофы объяснялось и то, что при его жизни празднование Дня Победы не проводилось.

Только два десятилетия спустя Партия, выкинув тело Верховного Главкомандующего из могилы, принялась с энтузиазмом отмечать Победу как самое успешное достижение в деле партийного руководства страной. Последнее обстоятельство до сих пор делает отношение к этому празднику двойственным для многих белых патриотов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments