Pavel Alaev (alaev) wrote,
Pavel Alaev
alaev

103. О прозорливости

Этот текст - примечание к посту "Добровольческая армия".

Известная историческая странность состоит в том, что многие руководители Белого движения были участниками февральской революции, и в каком-то смысле собственными руками создали положение, которое вскоре привело их к бегству на чужбину или в могилу. Революция в воюющей стране, очевидно, не могла произойти вообще без участия армии, и её руководство, включая начальника штаба М.В. Алексеева, должно было в какой-то момент принять принципиальное решение, выступит ли оно на защиту Государя, опираясь на силу войск.

Иногда их упрекают в том, что они не слишком торопились с признанием своей вины. Но ведь очень скоро стало ясно, что принятое ими решение было наихудшим из всех, которые только можно было вообразить. Армия, которой они посвятили свою жизнь, оказалась уничтоженной, война, которую они вели 3 года, проигранной с катастрофическими последствиями, страна, в которой они чего-то стоили, разрушенной, а Николай II, которому они клялись в верности, жестоко убитым вместе со всей семьёй и 13-летним больным наследником. Всё это, видимо, было настолько болезненной темой для них всех, что они просто старались её не поднимать.

Сердце восстания находилось при этом вовсе не в армии, а где-то в Петербурге, в недрах Думы и столичной элиты, и опиралось на силу петербургского гарнизона, к фронту прямого отношения не имеющего. Военные, проведшие последние годы в боях, вряд ли идеально разбирались в обстановке в тылу, и, может быть, считали, что им необходимо выбрать между Царём и тем, что представлялось им "волей народа". Может быть, многие их них, включая отчасти и самого Н.А., чувствовали приближение катастрофы, и боялись, что массовое кровопролитие только ускорит её, а идея скорого созыва Учредительного собрания, наоборот, отдалит. Все дальнейшие события показывают, что армейская верхушка оказалась не участником, а жертвой революционного процесса, будучи не в силах предотвратить даже развал собственной армии.

Заметим ещё, что Первая мировая война была в некотором смысле самой успешной в русской истории. Первая задача любой армии, очевидно, не абстрактная победа, а защита собственного населения от войск противника, и пока Царь был у власти, эта задача успешно решалась. И в войне с Наполеоном, и и во Второй мировой важным фактором победы оказалось изматывание противника российскими просторами, но за это приходилось платить оккупацией. В начале XX века российские генералы впервые (в таких масштабах) смогли на равных противостоять собственно Западу, и разговаривать с ним языком силы, который он удивительно хорошо понимает, не тратя на это десятки миллионов жизней. К слову сказать, сомнительно, чтобы такая ситуация могла его устроить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 2 comments